Fate/Labyrinth of Worlds

Объявление

После окончания Пятой Войны в Фуюки, система Высшего Грааля была демонтирована, как и настаивал на том Вэйвер Вельвет вместе со своей ученицей, однако вместо запланированного уничтожения, Ассоциация Магов приняла решение сохранить её, как потенциальный объект для исследований в будущем.
ПРОВЕРКА АНКЕТ:


Мастеринг - активный, сложность - высокая. Присутствует срок на написание игрового поста.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Архив » Непредвиденное Происшествие


Непредвиденное Происшествие

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sg.uploads.ru/t/z2kP6.jpg

Дата и время: 16 августа, 5.00

Место действия:Один из спальных районов, аллея с деревьями.

Участники:Парис,Шарлемань

Краткое описание: Откуда-то из спального района внезапно потянуло легким магическим следом. В обычных условиях на такое мало бы кто обратил внимание - ведь это могло быть и ловушкой. Но так случилось, что двум Слугам оказалось совершенно нечем заняться, как не пойти и не посмотреть, что же там такое произошло. В одно и то же время. С двух разных сторон. В огромном городе. Что тут сказать - чтобы произошло подобное знакомство, нужна действительно большая удача...

Отредактировано Charlemagne (2017-09-26 12:01:00)

0

2

Легкий утренний ветерок мягко прошелся по кронам деревьев, чуть качнув их бесчисленную листву. Полы белоснежного плаща, колыхнулись в такт тихим шагам своего владельца, прежде чем вновь прийти в покой. По широкой аллее спального района флегматично двигался высокий юноша с огненно алыми волосами и лениво жевал печенье. В руках он держал здоровенный коричневый пакет, из которого постепенно и выуживал лакомство. Вид при этом у него был - до противного довольным. Что в принципе не особо удивительно, учитывая недавние события, а также то количество шоколада, которое неизвестный кондитер вбухал в свое творение. Глядя на этого парня и не скажешь, что он находится на самой настоящей войне посреди потенциально враждебной территории.
     Поведение было больше под стать какому-то излишне любопытному туристу, что забрел слишком далеко от указанной гидом туристической зоны и попал в неблагоприятный переулок. Несмотря на восходящее солнце, тут все еще было темновато. Возле лавочек, посреди улицы валялись пластиковые стаканчики и прочий мусор. Где-то на отдаленной парковке виднелись машины, а рядом с одним из подъездов шел неприятный запашок от брошенного там мусора. Однако не было ни единого человека, что мог бы поморщится, проходя мимо него.... Ни собаки... Вообще ничего живого. Только этот странный юноша, прогуливающийся по пустынным улицам.
      “Какое унылое место. Мне здесь совершенно не нравится - лучше бы и дальше шли вдоль реки. А еще лучше - повернули обратно. Нам давно уже пора к той напыщенной метелке, что смеет звать себя твоим мастером” - Прозвучал где-то в глубинах рыжей макушки мелодичный девичий голосок. Довольно отчетливо, так как даже громкому хрусту печенья не удалось его заглушить.
      - Эй, ану-ка давай без занудства. Посмотрим, что здесь такое забавное творилось и пойдем себе отдыхать. - Невозмутимо пожал плечами Карл, с легким интересом поглядывая по сторонам, как будто прикидывая, куда бы выкинуть стремительно пустеющий пакетик.
       “Ну-ну, ты что-то такое уже говорил недавно…” - отозвался голос, с немного усталыми нотками в тоне.
    Изначально Шарлеманя привлекло в этом направлении наличие какого-то странного магического отклика. Хотя скорее даже не так - остаточного следа от волшбы, настолько явной и открытой что от нее просто таки разило неумелостью сотворившего ее мага. Причем чем ближе он подходил к данному месту, тем отчетливее она ощущалась. И вот сейчас Император был практически уверен, что где то рядом недавно совершался какой-то ритуал закончившийся полным провалом. Скорее всего, кто-то пытался призвать очередного Слугу, итогом чего послужила кончина бедолаги. Тем не менее, что тут происходило на самом деле оставалось тайной за семью печатями, пока не будет найдено точное место действа.
    Разумеется, подобный след с высокой вероятностью мог бы быть ловушкой, но к великому сожалению белого рыцаря это оказалось не так. Ну, с другой стороны на эту ночь он уже свое отвоевал, так что возможно оно и к лучшему.
  Взгляд парня наткнулся на один из плотно стоящих друг к другу домов и Карл остановился посреди улицы. Нужное место, наконец, было определено где-то в глубинах этой многоэтажки. Оставалось лишь зайти внутрь, утолить свое любопытство, и можно было со спокойной душой возвращаться домой - слушать нотации своего мастера, по поводу самовольной отлучки. Однако у судьбы были по этому поводу иные планы.
     Голубые глаза  скосились куда-то вбок и кончики губ Императора сами собой потянулись сложиться в улыбку. С противоположной стороны аллеи, ближе к парковке отчетливо потянуло присутствием неизвестного Слуги...

Отредактировано Charlemagne (2017-09-25 21:18:33)

+5

3

Парис неспешно брел по ночным улицам города, тихонько мурлыкая себе под нос мелодию, которую этот мир забыл несколько тысяч лет назад. Пару раз он даже задумывался над тем, чтобы поискать местную реку и смастерить себе сирингу из тростника, благо делать он это научился еще мальцом, когда пас стада на "той самой" горе; но затем одергивал себя. Главным образом из-за того, что вряд ли вдоль берега здесь может расти что-нибудь подходящее, если это самое что-нибудь вообще может вырасти тут.
     Этот город был... неправильным. Даже сам Парис затруднялся сказать в чем выражалась эта самая "неправильность", ведь со всех сторон его окружали доказательства того, что здесь могут жить, да собственно и живут, люди. Жилье, в котором они могут отдыхать и спать, дороги, по которым они могут передвигаться, деревья, под которыми они могли бы предаваться размышлениям. Несколько храмов неизвестных Парису богов, а так же неизбежный в местах скопления людей мусор. Но при этом ни одной живой души он до сих пор не увидел. А ведь это был город, который своими размерами превосходил саму Трою! Обычно даже самой глубокой ночью находятся те, кто не спят: будь это стражники, караулящие покой мирных жителей, задумавшие какое-нибудь темное дело душегубы, скрывающиеся в тенях, или загулявшиеся допоздна маленькие компании молодых людей. Если подумать, то часть этой "неправильности" объяснялась как раз этим - при том, что его зрение пытались убедить, что это совершенно нормальный для данной эпохи город, все его остальные чувства кричали, что это фальшивка, пустая раковина, внутри которой никто не живет и никогда не жил.
     Его так называемый Мастер пытался объяснить ему, что это не реальный мир, лишь отделенный от него фрагмент, которому только придали вид населенного города. И что единственными настоящими людьми здесь были маги-Мастера и призванные ими Слуги. Но услышать от кого-либо и увидеть своими глазами - это совершенно разные вещи. Именно поэтому он решил посвятить сегодняшнюю ночь тому, чтобы пройтись по улицам этой огромной фальшивки.
     Внезапно кожу на шее словно бы кольнуло несколькими крохотными иголками. Светловолосый юноша замедлил свой шаг, а тихая мелодия, которую он напевал все это время, смолкла. Откуда-то спереди он чувствовал разлившуюся магическую энергию, причем чем ближе он приближался, тем сильнее убеждался в правильности слова "разлившуюся". Эта энергия никак не использовалась, ни на что не шла, не имела какого-либо направления или источника. В голове юноши мелькнул образ разбившегося кувшина и медленно растекающейся из него воды. Словно бы какой-то чародей собрался проводить свой ритуал, уже почти прочитал заклинание, а потом не справился с ним или был грубо прерван, а накопленная магия, не имея заданной цели, свободно заполняла все вокруг себя. Странно. В подобном Арчер видел два варианта: или этого мага обнаружили прежде, чем он исполнил свой замысел и убили, или же это хитрая наживка, дабы подманить любопытных. Впрочем, кто верит этой глупой поговорке о том, что любопытство убило кошку?...
    Поэтому Парис продолжил медленное движение по аллеи до тех пор, пока не оказался рядом со стоянкой этих странных безлошадных колесниц, которые вроде бы назывались "автомобилями". Отсюда он ощутил новый источник магической энергии, который, в отличии от прежнего, словно бы пульсировал, непрерывно поглощая и выделяя ее. Несомненно, другая Героическая Душа. По губам юноши скользнула хищная ухмылка.
    Возможно любой другой Герой сначала бы пошел вперед и представился сопернику, громко выкрикивая свое имя и все свои славные достижения, а потом непременно бы вызвал на честный бой, дабы помериться силами. В свое время под стенами Трои десяток лет стояла целая армия таких горлопанов, выкрики которых ну никак не тянули на пение сирен. Благо через пару лет им это поднадоело, да и их количество изрядно уменьшилось. Парис же всегда предпочитал решить дело метким выстрелом, ведь на это уходит куда меньше времени!
    В вытянутой руке, на мгновение вспыхнув солнечной вспышкой, появился позолоченный лук. Троянский Принц привычным движением натянул тетиву, целясь туда, откуда исходило присутствие Слуги. Возможно стоило бы подойти на расстояние визуального контакта, но тогда он и сам рисковал подставиться под удар, а этого он не любил.
- Лети, моя стрела
    Тихо произнесенную фразу дополнил свист мелькнувшей стрелы, которая, расчерчивая предрассветные сумерки своим неярким солнечно-золотым сиянием, стремительно полетела на "свидание" с противником.

+4

4

По ощущениям он находился где-то за домами. Примерно в полукилометре от той точки, где сейчас стоял сладкоежка со своим печеньем и размышлял о том стоит ли воевать. Это было настоящей внутренней дилеммой для парня вроде него. С одной стороны воинственная натура просто требовала продолжения активного отдыха с применением различного колюще-режущего инвентаря. С другой - неизвестный Слуга ему еще ничего особо не сделал и вполне может оказаться таким же как и Император мирным прохожим. Ввязываться же в драки просто так было не особо в правилах Шарлеманя. Если бы это была ловушка и на него действительно напали, или попросил его мастер - тогда другое дело. А так, можно было в принципе не напрягаться и банально подождать хода оппонента. Который, в свою очередь, не заставил себя долго ждать…
    В небесах мелькнул золотистый росчерк. Он был едва заметен на фоне лучей восходящего солнца и обычный человек вряд ли бы приметил в нем нечто необычное. Однако Карла во всех смыслах было трудно отнести к категории чего-то обычного, из-за чего возникшая недавно на его устах улыбка стала немного шире. До этого ясно голубые, глаза медленно начали наполняться красным цветом. “Медленно” - по сравнению с теми скоростями, на которых стали разворачиваться события. Ведь, как это часто бывает для воинов, угодивших на поле боя, - время начало течь иначе.
   Шоколадная печенька, что до этого момента плавно двигалась ко рту, щелчком пальцев отправилась к цели. Одновременно с тем, как Карл резко завел левую ногу за правую и освободившейся от лакомства рукой потянулся куда-то вперед. Доля секунды и ладонь натыкается на нечто острое сдвигая этот предмет по дуге в сторону. Острие стрелы разрезает перчатку и мягкую кожу, в то время как пальцы смыкаются вокруг него. Крутануться на каблуках и вслед за ними все тело делает стремительный оборот вокруг своей оси с частично зажатой в руке стрелой. Древко скользит по ладони, лишь слегка ощущая давление с ее стороны. Юноше вовсе не нужно было останавливать полет снаряда - наоборот он хотел использовать силу выстрела на свою пользу. Вокруг древка становятся отчетливо заметны белые всполохи энергии, что дожидаются той секунды как наконечник нацелится в нужную точку. Затем яркая вспышка праны и стрела летит обратно откуда прилетела, оставляя по себе отчетливый инверсионный след от многократно возросшей скорости.
- Вы обронили!!! - Доноситься вслед за ней задорный крик Шарлеманя и спустя миг где то за домами раздается громкий грохот.
    На бетон аллеи упало несколько алых капель. Парень перевел взгляд на ладонь и с усталым вздохом потряс ее в воздухе сбрасывая оставшиеся там капельки влаги. Как бы это ни было странно - самой ранки уже не было, но, тем не менее, тянуть запачканные пальцы в пакет с едой не особо хотелось...

Отредактировано Charlemagne (2017-09-27 00:22:28)

+3

5

Первое, что усвоил Парис, участвуя в сражениях в качестве лучника: хочешь жить - умей бегать. Даже если ты нашел для себя идеальную позицию, с которой можешь по началу расстреливать врагов одного за другим - то рано или поздно они обратят на тебя внимание и просто задавят своим числом, перекрыв все пути к отступлению. Поэтому своим личным правилом он сделал не совершать более трех выстрелов с одного места: если ты постоянно меняешь местоположение, то и найти тебя труднее. Многие ахейские воители считали это трусостью и малодушием, да и некоторые его соплеменники втайне тоже считали, что подобное - недостойный способ ведения войны, но сам Троянский Принц считал это крайне полезной предосторожностью, которая не раз и не два спасала ему жизнь во время десятилетней войны с греками.
     Как только его стрела слетела с тетивы, юноша рванул к ближайшему зданию, набирая скорость по мере приближения к нему. Когда до столкновения с ним оставалось считанные пять шагов, он резко оттолкнулся ногами от земли, совершая прыжок, который выходил за рамки возможности простых людей - не менее десятка шагов в высоту, при этом приземляясь на отвесную стену и продолжая бег, отталкиваясь ногами от нее. То, что попросту выходило за рамки возможностей и логики для прочих - Слуги могли совершить без каких-либо особых проблем. Уже на половине пути к крыше юноша сначала услышал звонкий выкрик соперника, а затем ощутил, как звук собственного дыхания и стук ботинок по бетонному покрытию стены перекрыл грохот взрыва. Не останавливаясь, юноша бросил быстрый взгляд вниз, туда, где он находился всего миг назад - теперь на том месте зиял средних размеров разлом, а ближайшие к нему машины разметало в стороны. Кем бы не был тот Слуга, он не только пережил первый пробный выстрел, но и отправил ответный подарок.
     Ухмылка не только не сошла с губ юного героя, но и словно бы стала шире - если бы его первый бой в этой Войне завершился так просто и скучно - то он был бы просто разочарован. Но похоже их обоих ждет веселое утро нового дня. Наконец, он достиг крыши десятиэтажного здания. Судя по его ощущениям, вражеский Слуга стоял все на том же месте, не сдвинувшись ни на шаг. Интересно, он настолько самоуверен или же просто может позволить себе такую тактику? Не важно.
     У самого края крыши Парис опустился на одно колено, судя по всему, противник его еще или не заметил, или намеревался вновь вернуть выстрел туда, откуда он пришел. Есть только один способ узнать. А вот сам Арчер уже мог рассмотреть своего противника: высокий юноша с огненно-красными волосами, одетый в белоснежные одеяния. Броско, но на его вкус - не слишком практично для поля боя. В этот раз он призвал две стрелы, которые отправил в полет с разницей в долю секунды, причем вторая полностью повторяла траекторию первой, оставаясь из-за этого вне визуального восприятия того, в кого она летела. Интересно, как безымянный визави справиться с этим?

+4

6

- Тц - промазал… - Цокнул языком парень, все еще стряхивая кровь с ладони. При этом капельки каким-то странным образом разлетались так - чтобы не оставить пятен на его белых одеждах. Грохот, возвестивший о прибытии обратной посылки к месту назначения, мог означать лишь то, что она угодила мимо Слуги и упала на мостовую. Из чего следовало, что тот весьма ловок, раз умудрился уклониться от такого подарка. Ну, или просто осторожен и убежал заранее. Что в принципе не исключало первого предположения. Лучники вообще часто комбинируют в себе эти свойства, так как иначе с их выживаемостью могли бы возникнуть определенные проблемы. Та же Намо, до того как они угодили всей веселой компанией в пещеру, предпочитала действовать схожим образом.
   Однако, стоит заметить, что Карлу сегодня на Арчеров как-то по странному везет. Это же нужно умудрится столкнуться за ночь аж с тремя слугами, два из которых именно дальнобойного класса. Ну, по крайней мере, девушка в красном не пыталась начать знакомство с выстрелов по его хрупкой тушке. Уже, какой то прогресс и разнообразие. Не говоря уже о том, что ее общество оказалось довольно приятным на общем фоне. Благо теперь с лихвой было с чем сравнивать. Хотя кто он такой чтобы жаловаться на возможность лишний раз повоевать, когда противники сами к нему лезут?
  Досаждало лишь то, что текущий оппонент как будто нарочно не давал ему времени потянутся за новой печенькой. Только только, удалось очистить руку от крови - и вот уже очередная атака с верхушки отдаленной крыши.
      Разум Императора работал четко. И ясно представлял, что требуется делать в таких случаях. Не раз и не два ему приходилось сражаться с лучниками. Как на полях сражений, так и в схватках с различными чудовищами. Тучи стрел сарацины отправляли на авангард светлого воинства, но так и не смогли поразить белоснежного всадника, скачущего впереди всех. Навык активировался почти, что сам собой - на чистых инстинктах.  Слух уловил едва различимый свист рассекаемого воздуха. Траектория стрелы отчетливо прорисовывалась в голове воина едва ли не красным пунктиром от точки А до точки Б. В комбинации с чудовищным боевым опытом Шарлеманя расчет произошел даже быстрее чем тот успел его осознать. Тем более что выстрелов было так ничтожно мало в сравнении с его текущими возможностями анализа траекторий. Он просто знал, как стоит действовать в данном случае, а также то, что в него летело сразу два снаряда.
    Видимо лучнику не понравился предыдущий трюк красноволосого юношы из-за чего тот решил пойти на хитрость и отправить одну стрелу под прикрытием другой. Ну что сказать в уме ему не откажешь. Вряд ли он рассчитывал попасть по цели и скорее всего, банально хотел сдвинуть своего оппонента с места. Так сказать: выстрел на дурака. Вдруг непонятный белый парень захочет еще раз переправить снаряд и угодит в ловушку. Это звучало практически как вызов, и жаждущая всегда выглядеть максимально круто натура Карла не могла проигнорировать подобное.
    Полупустой пакетик с печеньем взмыл в воздух, освобождая левую ладонь, для того чтобы она смогла тыльной стороной отбить первую стрелу вбок. В то время как правая рука уже в знакомом стиле перехватила второй снаряд и с разворота всем корпусом, вместе с очередной вспышкой праны, отправила его в полет к хитроумному стрелку. Только на сей раз не в то место, откуда произошел выстрел, а с неким уклоном немного в сторону. После нескольких атак с разных точек можно было приблизительно просчитать, что сделает недруг на сей раз и преподнести ему небольшой сюрприз. Все-таки время играет на стороне Императора, ведь чем дольше идет бой, тем яснее будет получаться вычислять действия своего врага, чисто благодаря анализу его предыдущих поступков.
    Пакетик приземлился обратно в подставленную ладонь, под аккомпанемент треска ломаемого, где то позади дерева, в которое угодила отклоненная атака. Как и раньше на руках юноши остались кровавые ранки, однако теперь можно было даже заметить, как они прямо на глазах плавно зарастают. Шарлемань уныло скосил алые зрачки в сторону правой ладони и с обреченным видом принялся опять стряхивать с нее кровь...

Отредактировано Charlemagne (2017-09-27 09:06:55)

+3

7

Арчер вновь бежал, на этот раз вдоль ближайшего к аллее края крыши, внимательно наблюдая за воителем в белых одеждах. Вопреки тому, что между ними было примерно полкилометра, его зрение позволяло ему разглядеть своего противника в мельчайших подробностях, словно бы тот стоял всего в паре шагов. К сожалению Париса, ни лицо, ни одеяния второго Слуги ничего не говорили ему о его происхождении кроме того, что тот явно не принадлежал к числу героев Троянской Войны.
     Однако от него не укрылись другие маленькие детали, которые в совокупности оказались достаточно полезными для полной картины.
     Во первых - кровь, которую молодой человек стряхивал со своей правой руки. Если до этого и могли быть какие-то сомнения каким именно образом он атаковал его до этого, то теперь они полностью отпали. Судя по всему он просто поймал его стрелу, а затем запустил назад. И из этого можно было сделать заключение, что он а) имел немалый опыт боя с противниками на дальней дистанции; б) он не имел божественной защиты подобной той, которая была дарована Ахиллу.
     Во вторых - тот упрямо не расставался с открытым пакетиком в левой руке. Судя по надписи и его материалу, это была вещь из нынешнего времени, а не какое-то оружие, артефакт или что-то подобное, что могло принадлежать самому Слуге. Он что, настолько несерьезно оценивает его атаки? 
     Лучник продолжал внимательно изучать своего противника - строение его тела, точность и дисциплинированность его движений - все это выдавало в нем опытного воина, который наверняка одержал верх в немалом количестве битв. Но кому как не Парису знать, что даже у самого могучего воина найдется тот или иной фатальный изъян? Достаточно просто понаблюдать за поведением соперника достаточно долгое время и эта трещина на безупречном фасаде станет очевидна словно белый день.
     Тем временем враг снова перехватил его стрелу и отправил назад, к удивлению Париса - примерно в том направлении, где он находился сейчас, а не туда, откуда он стрелял. Что же, значит этот Слуга умеет не только использовать ловкость рук, но и рассчитывать действия противника наперед. Удобно, должно быть. Не останавливаясь, он вновь вскинул лук, прикрывая один глаз и отслеживая оставляющий белый след полет стрелы. Когда она преодолела примерно половину расстояния, отделявшее их, он выстрелил в четвертый раз за этот бой. Стрела свистнула в воздухе, летя на встречу своей сестре-двойняшке. Наконечники столкнулись, выбив сноп ярких искр, а затем в воздухе расцвел всполох взрыва, словно кому-то пришло в голову запустить один единственный фейерверк.
     - Я вижу, ты достаточно ловок в том, чтобы ловить мои стрелы и кидать назад! - громко крикнул юноша, привлекая внимание Слуги - Но неужели это все, что ты умеешь? Покажи мне свои навыки, Героическая Душа, а то эта игра в горячую картошку скоро наскучит нам обоим!
     Арчер поправил взъерошенные ветром волосы. Если этот "бой" продолжится в том же духе, что и сейчас - то они не достигнут ничего, между ними так и сохранится этот статус кво, когда один Слуга ничего не может сделать другому. Но вот если ему удастся сдвинуть соперника с места, заставить попытаться напасть, а не просто возвращать выстрелы назад, то в таком случае он наверняка будет раскрыт для своевременной атаки.

+3

8

Непослушные локоны волос слегка затрепетали от внезапно возникшего порыва ветра. Не того легкого утреннего ветерка что немногим ранее гулял по этим пустынным улицам, а от остатков яркого взрыва в нескольких сотнях метров впереди. Белый рыцарь наблюдал за ним с поистине философским выражением лица. Ему наконец дали время потянутся к заветному пакетику и он не преминул им воспользоваться. Ведь не смотря на то что их бой длился уже как минимум пару десятков секунд - этот отрезок выдался довольно насыщенным событиями. Что, закономерно, не позволяло ему взять новую печеньку раньше.
     Хотя тут больше виной послужила кровь, что выступала от соприкосновения со стрелами, чем действительно напряженная ситуация. По факту Император просто баловался, вот такими вот перебрасываниями снарядов, попутно оценивая примерную силу своего оппонента. Чем-то похожим вероятно занимался и лучник, банально перебирая методы стрельбы. Однако вряд ли последний воспринимал их схватку как нечто несерьезное. В движениях белобрысого паренька явно читалась угроза и даже некая напряженность. В общем действовал по всем правилам ведения дальнобойной войны.
   Да - Шарлемань умудрился, более менее рассмотреть недоброжелателя, еще в первый раз, когда тот мелькнул на крыше. И отчасти это послужило одной из причин общей расслабленности рыцаря. Что-то в этом стрелке было такое, что располагало к нему относится помягче. Похожее ощущение могут испытывать люди, к которым в гости приехал дальний родственник. Они возможно его никогда в жизни не видели, но все равно способны спокойно с ним общаться и в целом испытывают расположение к незнакомцу. Вот тут чувствовалось нечто подобного рода. В комбинации с природной дружелюбностью Императора, это напрочь отбивало желание сражаться всерьез. Даже после той короткой речи, что произнес Арчер, сразу за тем как сбил в полете собственную стрелу.
      “Тук-Тук - Шааааарль. Что-то ты какой то вялый сейчас. Думаешь как поэффектнее прибить эту наглую мошку? Он тебя конечно провоцирует, но давай посмотрим правде в глаза - когда тебя подобное вообще останавливало?”- Внезапно вмешался знакомый голосок в ход его мыслей. Уж кто кто, а Намо точно веселилась по полной наблюдая за происходящим. Во всяком случае в ее тон вернулась привычная задорность, присущая  большинству Паладинов. Похоже вся эта чехарда с перебрасыванием друг другу снарядов сумела вернуть ее в доброе расположение духа.
     - Да, в принципе никогда… - Пожал плечами Карл, отвечая куда то в пустоту. Юноша моргнул, открывая вместо алых глаз ясно голубые и поднял голову вверх - к незнакомцу. - Так и быть, я отвечу на твой вызов. Но сейчас будь предельно осторожен. Не расслабляйся, не отвлекайся - обостри свои чувства и внимательно следи за моими действиями. Даже если тебе покажется что угроза миновала - не верь этому ощущению.  Я не хочу тебя убить ненароком…
   Император медленно отвел правую руку в сторону. Миг и в искорках белого сияния в ладони возникает клинок с необычайно толстым лезвием и двумя рукоятками под гардой. Они соединены внизу одним древком, что дает иллюзию то ли чересчур короткого копья, то ли меча с излишне длинной рукоятью. По металлу струятся различные узоры, складывающиеся в причудливый рисунок. Карл наклонил голову чуть вбок, как будто спрашивая готов ли его оппонент, а затем сделал нечто непредвиденное. Ни один воин никогда не выбросит свое оружие просто так, однако сейчас белый рыцарь сделал именно этот шаг. Он без размаха, легонько метнул меч в сторону лучника.
   Один оборот, два… Лезвие крутится в лучах восходящего солнца постепенно снижаясь к земле. Еще оборот и против любых законов здравого смысла оно останавливается в воздухе острием в сторону белобрысого юнца. Весь мир как будто замер на эту секунду и затем клинок со скоростью, едва ли не наравне, а возможно быстрее выстрелов Арчера метнулся к намеченной цели. По прямой, абсолютно не замечая препятствий. Прямиком сквозь кирпичную кладку многоэтажки на которой тот находился, оставляя по себе проломы в стенах и потолке...

Отредактировано Charlemagne (2017-09-27 12:59:39)

+3

9

Склонив голову набок, юноша слушал ответные слова Героического Духа. Речь эта звучала так, словно бы он с одной стороны вовсе и не хотел вступать в серьезный бой, а вроде бы и считал это своим долгом. Внезапно, юношу осенило, в чем тут дело: судя по всему юноше с алыми волосами таки удалось рассмотреть его лицо и на него сработал дар, наложенный Афродитой. Но то ли его сила воли была слишком сильна, то ли для него был нормальным обращаться подобным образом со своими товарищами. В любом случае, Арчер был рад даже тому, что его соперник намерен сражаться не в полную силу.
     Он с некоторой настороженностью наблюдал за воплотившимся мечом. Значило ли это, что перед ним Слуга класса Сейбер? Бросится ли он в рукопашный бой или использует свой Небесный Фантазм? Судя по предупреждению, которое было великодушно высказано, скорее стоит ожидать второе. Однако затем произошло то, чего Парис предположить не мог - соперник бросил в него меч. Не с замахом, без приложения какого-либо усилия, словно все это не имело никакого значения. А затем, нарушая любые законы физики, клинок рванулся в его сторону, легко пробивая своим острием стены строения.
     Парис сделал точно выверенный шаг в сторону, и клинок, который в ином случае непременно разрезал бы его пополам, бессильно вспорол воздух, на мгновение замирая на месте, словно бы задумываясь что предпринять дальше. Арчер бросил быстрый взгляд в сторону одетого в белые одеяния Слуги, при этом не выпуская из поля зрения меч, - но тот просто стоял на месте, видимо решив пока просто понаблюдать за тем, как ему удастся справиться с подобной атакой.

     А затем клинок пришел в движение.
Сначала он совершил колющий выпад, стремясь пронзить своим острием живот Париса, но Слуга вновь успел отступить в сторону, при этом нанося своим луком удар сверху, прижимая левитирующее оружие к поверхности крыши. На короткое мгновение ему даже удалось удержать его в этом положении, но меч, движимый невидимой силой, вместо того, чтобы сопротивляться давлению сверху, поддался ему, используя как дополнительный импульс, чтобы прорубить под собой крышу. Круговое движение назад, и вот он уже обрушивается на светловолосую голову Париса в вертикальном ударе, вынуждая Арчера резко разорвать дистанцию. После этого он снова завис в воздухе, рукоятью примерно на уровне груди взрослого человека.
     Принц Трои слегка прищурился, изучающе рассматривая противостоящее ему оружие и позицию, в которой он пока что застыл. Несмотря на то, что клинок свободно парил в воздухе, у юноши складывалось впечатление, что он движется не с помощью какого-то телекинеза или магии, или чего-то подобного. Все три проведенные атаки были слишком ограниченными для подобного трюка, перед ним словно бы был мечник, которого он просто не видел. Как будто ему противостоял невидимка, но при этом само его оружие оставалось видимым. Парис покосился в сторону второго Слуги.
- Кажется, я понял кое-что про тебя! - крикнул он, отступая от новых атак. Выпады, удары по диагонали, внезапные развороты вокруг своей оси - все эти техники выполнялись молниеносно, но все же Парису удавалось в последний момент увернуться от новых атак. В воздух летели осколки кирпича и бетона, а сама крыша уже скорее напоминала перепаханное поле, чем ровную поверхность.
- Поправь меня, если я не прав, но ты же какого-то рода генерал или правитель, так? Тот, кому привычней поручать бой своим подопечным, а не участвовать в нем самому!
Парень весело рассмеялся, уклоняясь от очередного выпада, который, тем не менее, разрезал рукав его рубахи.

+2

10

Лезвие крутнулось в фехтовальной восьмерке  и по кривой траектории отлетело на несколько шагов назад.  Клинок замер в паре метров над головой противника, указывая острием куда-то в район его груди. Шарлемань стоял все на том же месте с которого начался этот бой, лениво пожевывая остатки печенья. Отсюда, мягко говоря, было плохо видно что происходит на крыше из-за чего приходилось ориентироваться в движениях меча едва ли не интуитивно. Все что можно было заметить - это смутные силуэты сквозь ту дыру, что оставило оружие ранее. Да и тени на соседних зданиях, что вырисовывались в лучах восходящего светила. Ни о каких хитрых приемах в таких условиях не могло быть и речи, к тому же не особенно то и хотелось их применять. Нужно было сначала  примерно оценить сноровку оппонента, чтобы не переборщить и не прикончить его ненароком.
      Император окончательно решился особо не трогать паренька, по крайней мере на этот раз. Кто знает - возможно в лице этого стрелка можно будет найти неплохого друга. Все таки он не похож на какого то особенно злобного человека и вполне может оказаться кем-то вроде той девушки в красном. Однако же излишне поддаваться тоже не стоило, а то еще белобрысый посчитает что над ним издеваются или что-то вроде того… Прошедшие не одну битву герои такое отчетливо ощущают и в некоторых случаях могут серьезно обозлится. Так что, пожалуй, можно было отнестись к делу чуть посерьезнее и надеятся что лучнику хватит сноровки не слишком сильно пострадать.
-Ну ты почти угадал - могу лишь похвалить твою проницательность.  Но ты ошибся в деталях… - Белый рыцарь согласно покивал, соглашаясь со словами собеседника. Взял из пакетика печеньку, задумчиво откусил кусочек и миролюбивым тоном закончил: - Дело в том что им сейчас фехтовал я.
    Вдали, на полуразрушенной крыше, рядом с зависшим в воздухе мечом на краткий миг мелькнула фигура молодого воина в красивом и явно облегченном латном доспехе. Юноша уверенно держался за странную рукоять оружия, хоть и выглядел при этом на удивление взлохмаченным и неопрятным. Во всяком случае как для человека владеющего снаряжением подобного качества. Создавалось впечатление, будто ему только что довелось вернулся с какого то приключения из-за, чего он еще не успел привести себя в порядок. Образ растворился буквально через долю мгновения, после чего картина битвы  кардинально изменилась.
  Меч что до этого придерживался неких правил и создавал ощущение словно им фехтовал невидимый противник - прекратил это делать. На все той же огромной скорости, с которой был совершен его самый первый удар он устремился в сторону Арчера. Однако у самой груди, куда изначально был нацелен, крутнулся под таким углом что любой мечник сломал бы себе запястье в попытке повторить этот трюк, и затем обрушил горизонтальный удар на шею вражескому герою. Не останавливая вращение и ничуть не замедляя скорость, клинок пролетел несколько метров вбок, резко остановился и причудливым зигзагом обрушился обратно на цель. Судя по всему на него не просто не действовали законы физики, а он чихал на них с огромной колокольни.
   - И я же серьезно сдерживался. А вот он уже не будет. - Виновато пожал плечами Шарлемань. Потряс пустым пакетиком, в немой надежде что там еще что-то осталось и со вздохом выбросил его себе за спину. Все равно на этой улице уже столько щебня и прочего мусора образовалось по его вине, что на лишний пакетик внимание уже никто не обратит. Даже если это какому-то психу придет в голову мысль выписать претензии тем вандалам кто загрязнял городскую аллею.

Отредактировано Charlemagne (2017-09-28 13:36:29)

+1

11

С точки зрения Париса этот бой принял недопустимый для него оборот. Он никогда не любил вступать в ближний бой, поскольку прекрасно знал, что с одной стороны в этом плане ему далеко до большинства других воинов, а с другой стороны - слишком ценил свою красоту и здоровье. Было бы преступлением портить свою внешность каким-нибудь уродливым шрамом, а уж о том, чтобы лишиться руки, ноги, глаза или еще какой части тела и вовсе не могло быть и речи. А теперь, когда его противник...противники (он все еще не решил расценивать этот летающий меч простым оружием или полноценным противником) решили взяться за дело всерьез - Арчер разом почувствовал себя не в своей тарелке. Если до этого ему удавалось уклоняться от ударов достаточно легко, то теперь ему приходилось прикладывать все свои силы, чтобы не получить ранение.
- Эй-эй-эй, так нечестно, верни как было! - не то что бы он рассчитывал, что его слова возымеют какой-то эффект, но он ненавидел подобного рода сражения. Слишком серьезно. Слишком опасно. Слишком...утомительно?
К тому же, отступать куда-либо на этой разрушенной крыше становилось все сложнее и сложнее. Добрая половина взмахов меча, от которых он кое-как уклонялся, оставляли глубокие борозды и кратеры, грозясь обрушить всю крышу на целый этаж. Однако именно этот факт подкинул Арчеру одну занимательную идею. Он поднырнул под клинок, который летел на него, вращаясь вокруг своей оси подобно гигантской смертоносной юле, а затем опустился на одно колено, вскидывая свой лук вертикально вверх. Пальцы легли на тетиву... и в отличии от прошлых раз, когда он медленно натягивал ее, выпуская одну стрелу за другой, теперь это больше напоминало, что его рука превратилась в размытую дымку, а воздух наполнился тихим перезвоном серебряных колокольчиков. Ввысь взмыло не меньше двух десятков стрел, но ни одна из них не была направлена ни на мечущийся по воздуху клинок, ни на юношу в белоснежных одеяниях. Все они, блистая золотом в лучах рассветного солнца, через долю мгновения скрылись в вышине неба.
А сам Парис едва не лишился головы, поскольку на него обрушился диагональном взмахе этот надоедливый меч. Несколько золотистых волос упали на разрушенную крышу, которая опасно заскрипела и застонала, начиная проваливаться вниз. Но ничего, свою роль эта сцена уже сыграла и представление двигалось дальше. Юноша с максимально доступной скоростью добежал до края крыши, лишь чудом избежав еще нескольких атак, после чего буквально "нырнул" вниз, спиной к далекой земле.
Ветер свистел в ушах и бил в спину, но сейчас это волновало меньше всего. Все его внимание было приковано к двум вещам: отсчету времени и тому, чтобы задержать меч. Несколько выстрелов в область рукояти (Арчер даже не рассчитывал, что они достигнут цели) вынудили меч вновь закрутился вокруг своей оси, разрубая древки стрел пополам, но вместе с этим ему пришлось слегка замедлиться, из-за чего он не смог достигнуть свою цель в этом свободном падении. А затем разом произошло несколько вещей.
Светловолосый юноша достиг земли, мягко приземляясь на слегка согнутые ноги и сразу же бросаясь как можно дальше от здания. Мимо двуручного меча, который падал вплотную к стене, размытыми вспышками по всему периметру строения пролетели те стрелы, что Лучник выпустил несколько вздохов назад. Они врезались в стены у самого ее основания, а затем прогремела цепочка громких взрывов. Строение заскрежетало, заскрипело, накреняясь в ту сторону, где находился Парис. И через долю мгновения, с громким "УФ" строение обрушилось вниз, вздымая целое облако обломков и пыли, погребая воинственный меч под собой.

+2

12

Когда в небо взмыла целая череда стрел и при этом не устремилась в сторону одиноко стоящего посреди аллеи красноволосого юноши - уже можно было примерно понять, что задумал лучник. Тем более что Шарлемань внимательно наблюдал за развитием событий на крыше и старательно отслеживал каждое действие оппонента. Ведь это оказалось довольно забавным анализировать стиль боя человека, который, по сути, заключался в попытках избежать этого самого боя. Все усилия стрелка были направлены в первую очередь на уклонения от чужих ударов и контратаки, вместо того чтобы самому навязывать инициативу. Даже когда выпала редкая возможность сделать множество выстрелов - их целью оказалось не навредить корню всех проблем в виде того кто призвал этот клинок. Нет, в приоритете стояло избавится именно от текущей угрозы, что вот вот может настичь его шею. Из чего следовало, что сохранность собственной шкуры стоит у данного воина в явном возвышении над общей картиной баталии.
  И это настораживало сильнее всего по той причине, что подобное поведение присуще тем бойцам, что привыкли наблюдать за противниками больше чем атаковать лично. В сражениях с кем-то опасным Карл бы, скорее всего, поступил бы также. Пусть даже только поначалу, на первые пару десятков секунд - это время бы ушло на то чтобы составить эффективную стратегию и научится просчитывать удары врага. После чего уже не было бы смысла отсиживаться в обороне. Эквивалентно этому может послужить  пример убийцы что стремится растянуть бой до того момента как получит преимущество и сможет прикончить врага одним единственным смертельный выпадом.
     С самого начала их схватки с Арчером, Шарлемань совершил минимум движений, буквально не сходя с места. По большей части из-за баловства с печеньем и частично из-за своего желания выглядеть максимально пафосно. Однако теперь после беглого просчитывания натуры белобрысого парня он просто знал, что поступает правильно, не давая врагу практически никакой информации о себе. У стрелка явно был повод затягивать бои и дожидаться какого то своего пика силы и пока не будет ясно, какого стоит быть поаккуратнее с ним. В кои-то веки ребяческая натура правителя франков пришла ему на пользу.
   А затем размышления Императора прервал грохот разваливающегося здания и облако пыли окутавшее весь спальный район как плотный туман. Ударная волна всколыхнула белоснежные одежды и заставила его прищурится, чтобы не запорошило глаза. Сдвоенный меч успел нанести несколько ударов по крупным обломкам, практически распыляя их на мелкий щебень, но затем скрылся из виду под грудами мусора. Карл же отчего-то расслабленно потянулся, будто только что проснувшийся кот и прокричал:
      - Это было весело! Мне понравилось! А ты как, дружище - не хочешь прерваться на сегодня?!
  Если придерживаться тех планов что в будущем было бы неплохо подружится с данным лучником, то их первое “Знакомство” следовало бы закончить на такой вот оптимистичной ноте для последнего. Вряд ли он оскорбится от того что битва была не всерьез и, плюс ко всему, его будет тешить мысль некой хитрой победы над летающим клинком.

Отредактировано Charlemagne (2017-09-29 09:47:19)

+3

13

План, пришедший Парису в голову на крыше ныне обрушившегося здания, сработал превосходно: одним выстрелом (на самом деле чуть больше - всего-то двумя десятками, но кого волнуют такие мелочи?) он достиг сразу двух целей. Первой было избавиться от атакующего его оружия, а второй - создать отвлекающий маневр. Пыль, окутавшая весь район в своих серых объятиях, медленно оседала вниз, создавая превосходно скрывающую движения завесу. Несколько жаль было марать одежду, но это вполне приемлемая цена за столь легкое избавление от неприятностей. Конечно, ему самому тоже было практически ничего не видно сквозь эту пелену, но он сомневался, что его соперник сдвинулся с места хоть на шаг. Если он не сделал этого за весь их бой, то с чего бы ему сейчас поступать иначе? Поэтому сейчас он бесшумными перебежками приближался к тому месту, где должен был стоять Слуга, стараясь при этом зайти к нему за спину.
     Арчер усмехнулся, услышав выкрик рыжеволосого юнца. Видимо он крайне уверен в себе, его голос звучал расслабленно и даже несколько самодовольно. Но важнее было то, что он подтвердил догадку Париса о своем местоположении. И действительно, спустя какой-то миг он увидел шагах в пяти от себя белоснежные одеяния стоящего к нему спиной Слуги. Казалось его нисколько не беспокоило то, что он не видит своего противника, в позе юноши не читалось ни малейшего напряжения. Такое чувство, что он скорее сделал паузу в утреннем променаде, а не находился на поле боя. Что же, Парису это было только на руку. Он аккуратно натянул тетиву.
     Возможно стоило бы подождать еще немного, он был уверен, что еще чуть-чуть - и обнаружит ту самую Ахиллесову пяту, что не позволяет даже считающимся лучшими из лучших стать воистину непобедимыми. Всегда находилось одно маленькое "но", один маленький изъян, который отделял человека от совершенства богов. Это как с произведением искусства: у любой статуи, пусть сделанной самым искусным смертным мастером, найдется крошечная трещина. И если на эту самую трещинку как следует... по воздействовать, то вся статуя обрушится грудой бесформенного камня. Вот и с этим юношей было так же. Парис мог поклясться, что Слуга сам никогда не осознавал, что у того что-то не так с дыханием. Практически незаметный диссонанс, причину которого Арчер еще не успел определить, но сразу же понял, что пресловутая "Ахиллесова пята" этого юнца связана не то с его ребрами, не то с диафрагмой, не то с легкими в целом. Еще пара секунд и он мог бы сказать наверняка, но...
     Возможность была слишком хороша, чтобы упускать ее. Соперник похоже пока что не заметил его присутствия, а с такого расстояния ему будет куда сложнее успеть увернуться или поймать стрелу в воздухе. Парис отпустил натянутую тетиву, направляя выстрел прямо в основание шеи красноволосого Слуги.

Отредактировано Paris (2017-10-02 15:51:14)

+3

14

Под грудой обломков некогда крупного здания покоился клинок с красивой вязью символов на лезвии. Он замер придавленный к куску стены крупной балкой и не подавал никаких признаков жизни. Что, собственно говоря, являлось бы полностью логичным по отношению к бездушному оружию. Однако в случае конкретно с этим мечом был небольшой нюанс, что не позволял ему долго отлеживаться без дела. В пространстве рядом с рукоятью возник фантом того самого рыцаря, что недавно мелькал рядом с противником. Ноги юноши частично скрывались под обломками, макушка исчезала, где то в глубинах потолка, тогда как его левой руки и вовсе не было заметно из-за виднеющейся сбоку ванной. Впрочем, все это ничуть не смущало иллюзорного воина - он протянул ладонь к клинку и резко выдернул его из под обрушившегося на него хлама. Из-за громкого грохота скатывающихся сверху кусков камня этот момент стал почти незаметен на общем фоне. Уже полностью самостоятельный  меч под косым углом обернулся острием, куда-то вбок и замер в ожидании чего-то.
   Конечно, Шарлеманю не составило бы проблем просто развоплотить его и заново материализовать в руке, но тогда не возникло бы некоего элемента неожиданности что-ли. Кто знает, как может пригодиться оружие, спрятанное под обрушившимся зданием. Возможно, о нем временно забудут, и оно послужит своеобразной ловушкой, хотя  с большей вероятностью Император использует его для какого-то бессмысленного, зато эффектного трюка. Причем в ближайшее же время, так как его оппонент не особо стремился заканчивать их небольшой конфликт. На огромную радость воинственного молодого человека в белом, которому их ненапряженная перепалка приносила искреннее удовольствие.
   Не услышав ответа на свои слова юноша улыбнулся и беспечно прикрыл глаза, сосредоточившись на расчете того что предпримет оппонент. Его предыдущие перемещения, скорость с коей он это делал, общий стиль боя направленный на уловки. Сюда включались и ранние умозаключения о возможных козырях ловкого Арчера. Огромное количество вариантов развития событий рассчитывались и исключались с каждой долей секунды. Все зависело даже не от того откуда, а “когда” вероятно раздастся звук спускаемой тетивы. В обычных случаях, где сталкиваются слуги это уже может быть слишком поздно для того чтобы защищаться. Особенно если дело происходит на сверх близких дистанциях. Но на стороне Карла был воистину чудовищный опыт бесчисленных битв, умноженный на то, что он уже знал чего можно ожидать от данного стрелка. В этой ситуации банально не понадобится наливать зрачки алым светом.
     Удар сердца - на улице слышится лишь грохот осыпающейся кладки, еще один -  скрежет деформирующегося металла от того что на одну из машин провалилось что то крупное. Время достигает критической отметки - слишком долго нет действий от лучника и Шарлемань резко отводит левую ногу в сторону, по диагонали отступая на шаг назад. В тот же миг раздается звук спускаемой тетивы и прямо перед его лицом пролетает блестящий золотой снаряд. Впервые за время этой короткой стычки Император сдвинулся с места.
   Одновременно с этим он протянул указательный палец в сторону Арчера, и в воздухе позади белого рыцаря возникло сразу семь разных мечей наведенных прямиком на недруга. Доля мгновения и… они исчезли, а Карл с все той же застывшей на устах улыбкой открыл глаза и дружелюбно произнес:
- Саечка за испуг.
  Затем воин, без каких либо предупреждений рванул к застывшему неподалеку противнику и нанес прямой удар кулаком в челюсть. Сделал поправку на возможное уклонение, после чего добавил с локтя. Со стороны лучника было весьма неосмотрительно подходить так близко к тому, кто прославился как боец первой линии. Шарлемань атаковал отточено и крайне технично, зачастую просто предугадывая шаги невольного спарринг партнера на несколько ходов вперед. Вот сейчас можно сказать действительно началась битва между слугами, а не просто обмен дальнобойными атаками...

Отредактировано Charlemagne (2017-10-02 17:32:37)

+3

15

Надо признать, на секунду его противнику удалось даже не удивить, а откровенно напугать Арчера - появление за его спиной еще семи мечей было откровенно неприятным сюрпризом для него, учитывая, насколько назойливым был только один из них. Впрочем, даже это было полезно - теперь он знал, что в распоряжении этого слуги было как минимум 8 клинков, причем каждый из них был индивидуального дизайна. На долю секунды он даже успел задуматься о том, кем приходились его сопернику владельцы этих мечей - учениками, соратниками, подданными? - трудно было сказать, да и сейчас это было абсолютно неважно, поэтому он просто отбросил эту мысль в сторону, лихорадочно думая над тем, как выбраться из этой неурядицы.
     Однако эту проблему за него решил тот, кто и заварил эту кашу. Мечи попросту исчезли, а вот сам Слуга наконец-то решил поучаствовать в сражении собственной персоной, перестав играть роль стороннего наблюдателя. Надо признать, что двигался он достаточно быстро и эффективно.... но все же его движения чуть-чуть не дотягивали до уровня Гектора.
     Величайший Герой Трои, который лишь на волосок не дотягивал по своим умениям да самого Ахилла приходился Арчеру ни кем иным как старшим братом. И уж его-то практически полная неспособность Париса постоять за себя в ближнем бою не устраивала от слова совершенно. Он посчитал своим долгом, как старшего, буквально затащить сопротивляющегося юношу и подвергнуть того изнуряющим тренировкам и жестким обучающим боям. К сожалению, до своего уровня ему Париса подтянуть так и не удалось, да и прочие более или менее опытные бойцы с легкостью одержали бы над ним верх, но теперь он хотя бы мог защищаться, в случае необходимости.
     Он почти пропустил первый удар, заметив атакующее движение лишь в самый последний момент. Юноша инстинктивно выставил левую руку вперед, перехватывая сжатый кулак открытой ладонью - так, как его учил брат. Он уже хотел было сказать нечто язвительное своему оппоненту, как тот продолжил атаку, резко поворачивая свою руку и нанося удар с локтя. Парис попытался отдернуть голову, но полностью избежать столкновения с локтем противника ему не удалось - локоть по касательной чиркнул по подбородку, заставив юношу в негодовании скрежетнуть зубами.
     Арчер резко вскинул ногу, упершись стопой в живот красноволосого юнца и с силой оттолкнулся, получившимся усилием заставляя каждого из них сделать шаг назад. Вот только его соперник не желал успокаиваться так легко - он раз за разом наскакивал на Париса, заранее предугадывая его возможные действия, так что спасала светловолосого юношу исключительно превосходящая скорость и ловкость, позволявшие вовремя увернуться от ударов.
     - γάμησέ τα! Надоело стоять в стороне и решил размяться?- в голосе мелькнуло легкое раздражение, ему очевидно не слишком нравилось происходящее, в отличии от противника.
     Воспользовавшись небольшой паузой в обмене ударами, он выхватил из воздуха лук и молниеносно совершил точно выверенный выстрел. Нацелен он однако был не в самого Слугу, а в асфальт между ними. Яркая вспышка света, грохот, и между ними образовалась небольшая воронка, примерно метро в радиусе. Пользуясь этим, Арчер сделал несколько впечатляющих прыжков назад, разрывая дистанцию. Что должно было насторожить юношу в белоснежных одеяниях -  так это уверенная ухмылка на губах блондина. Тот держал лук наготове, целясь в область груди соперника.

+2

16

Белобрысого парня определенно кто-то поднатаскал в безоружном бое - это было отчетливо видно по его навыкам. Обычно воины, не привыкшие к сражениям вплотную, сильно нервничают, угодив в близкий контакт с недоброжелателем. Однако в данном случае стрелок не растерялся и напрягая свои силы сумел кое как выдержать первоначальный натиск. Пускай даже Император и был более расслабленным, чем серьезным, тем не менее, это действительно неплохой результат. Уйдя в глухую оборону, практически без попыток контратаковать и постоянно пытаясь отступить, у лучника получилось не схлопотать по щам. Неведомый учитель, очевидно, приложил массу усилий, чтобы дать ему хоть шанс на разрыв дистанции в подобной ситуации. Что весьма мудро учитывая, что за время такой вот беготни, всегда может подоспеть подмога и выручить попавшего в беду стрелка. Ну или если основываться на ранних предположениях, получится выгадать время для применения того самого выверенного укола.
     Прямой удар в корпус, немного отклонится от вражеского выпада и с разворота ударить ногой по открывшемуся месту в его обороне. Констатировать промах и продолжить комбинацию атакой локтем. Как ни странно, Шарлеманю до сих пор не хотелось действительно навредить блондину. Из-за чего он игнорировал возможности тех ударов, что могут привести к серьезным ранам. Все это больше воспринималось им как тренировочный бой, чем что-то где на кону действительно стоит жизнь. Немного странно с учетом того что Арчер явно намеревался убить его тем выстрелом в спину. Это против здравого смысла, но все тоже внутреннее чувство твердило о неком родстве между белым рыцарем и этим парнем. Поэтому Карл не расстрелял его в упор своими мечами, когда выпал удобный случай, и поэтому же был таким расслабленным сейчас. Раньше правитель не замечал за собой настолько сильного проявления симпатии к кому то мужского пола. Тем не менее, в данный момент она присутствовала и казалась совершенно естественной.
     Дело тем временем начинало принимать несколько более напряженные оборот, чем ранее. Лучник слегка сменил свою тактику попыток смыться и в целом стал, каким то… сосредоточенным. Вероятно, у него уже все было готово для использования своего козыря и все что оставалось - это вырваться из тисков рукопашной схватки для его применения. Очевидным шагом было бы не допускать этого, тем более что у Карла были к тому все возможности. Однако это было бы совершенно не в духе возвышенного стиля поведения, которого придерживался Шарелмань. Все должно выглядеть эффектно, и даже угроза собственной жизни не изменит это правило. Иначе какой же он Император, раз не вызывает восхищение у окружающих людей?
     С очередным обменом ударами вдали прозвучал привычный грохот обрушившихся камней. Они все еще осыпались с верхушки образовавшихся недавно руин, так что не было ничего удивительного в этом звуке. Звуке что возвестил, как забытый там клинок под покровом пыли взмыл в небеса. У него была странная рукоять, слишком толстое лезвие и в целом выглядело это оружие необычно. Слишком короткое для двуручного меча и слишком массивное для короткого. Нечто непонятное и это неудивительно, ведь на самом деле оно являлось парным.
     В полете лезвие разделилось на две половинки, образуя абсолютно одинаковые клинки. С вычурным орнаментом присущими франкской аристократии и немного причудливой рукояткой ранее бывшей одним целым. В тот же миг и без того быстрые орудия практически перестали восприниматься  даже острым зрением Слуг, превращаясь два неразборчивых пятнышка.Огромная скорость полета по сравнению с тем что было раньше. С ней же они резко рухнули вниз к заранее назначенной цели.
Примерно в те же доли мгновений Арчеру выпал удобный шанс разорвать дистанцию. И на сей раз Император не преследует его, как было раньше, а остается на месте, наблюдая как оппонент дикими прыжками уходит вдаль.
    Затем тот резко остановился, развернулся и взвел оружие, целясь прямиком в грудь Карла. Надменность на лице стрелка лишь подтвердила догадки юноши, что он не ошибался в своих расчетах. Шарлемань мягко улыбнулся с видом человека смирившийся со своим поражением и ждущего неминучей смерти. А потом  взглядом указал неприятелю, куда то вверх.
     С небес к лучнику падали две едва различимые вспышки буквально предоставляя тому выбор: применить свой прием и быть тут же убитым на месте или попытатся уклонится из ловушки, забросив идею выстрела. Уже точно зная его характер, Сейбер не сомневался в том какой из вариантов придется ближе по душе Арчеру. Поэтому в паре метров над землей клинки резко замерли и плавно растворились белыми искорками исчезая обратно в хранилище Императора.
- Ну, пожалуй, на сегодня действительно все. Ты мне нравишься, поэтому я не хочу продолжать этот бой, ибо он принимает слишком серьезный оборот и если мы продолжим, все закончится смертью одного из нас. Надеюсь, в следующую встречу мы уже будем на одной стороне. А пока что каждый пойдет своей дорогой. Прими мою признательность Арчер - я Белый Сейбер был рад с тобой повеселиться. - Громко произнес Карл, после чего дружелюбно помахал рукой на прощание, развернулся и зашагал в глубины клубов пыли. Его давно уже ждала мастер и ей нужно будет много о чем рассказать… Алые зрачки мягко пылали в глазах уходящего вдаль воина...

Отредактировано Charlemagne (2017-10-04 18:06:39)

+2


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Архив » Непредвиденное Происшествие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC