Fate/Labyrinth of Worlds

Объявление

После окончания Пятой Войны в Фуюки, система Высшего Грааля была демонтирована, как и настаивал на том Вэйвер Вельвет вместе со своей ученицей, однако вместо запланированного уничтожения, Ассоциация Магов приняла решение сохранить её, как потенциальный объект для исследований в будущем.
ПРОВЕРКА АНКЕТ:


Мастеринг - активный, сложность - высокая. Присутствует срок на написание игрового поста.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Личные эпизоды » Ты пахнешь местью


Ты пахнешь местью

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Дата и время: 10 августа, 18:00

Место действия: Убежище Базетт

Участники: Bazett Fraga McRemitz, Monte-Cristo, Altera

Краткое описание: Примеченная ранее днем волшебница интересует графа, и случай переговорить с ней наедине представляется на удивление скоро.

Очередность может отличаться от прописанной в участниках, игроки могут пропускать ходы или добавляться/исчезать по ходу игры.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-09-15 21:05:52)

0

2

Это было необычно - ощутить от мага такой знакомый, одуряющий запах ненависти, явно не принадлежащий ей самой. Скорее уж, напоминающий тот, что источал он сам, но неуловимо отличающийся. И Эдмон совершенно логично рассудил, что обязан узнать, откуда у простой смертной может быть такой запах, словно ее обмакнули в те жуткие проклятия, из которых было практически соткано само его естество и сущность того, что заполняет такой желанный всеми этими магами Грааль. Ему не понадобилось выслеживать ее. В этом не было нужды. Всего лишь раз ощутив такое присутствие... Такой запах мести, его уже невозможно будет ни с чем перепутать. Он хотел понять сам, что из себя представляет Базетт, от того и решил навестить непосредственно потенциального союзника в ее лице. К тому же, нужно было быть уверенным, что она не помешает так же и его собственным планам...
Разумеется уже приближаясь к убежищу ирландки, он увидел, как его покидает светловолосая миловидная девушка. Именно ее присутствие и заставило Авенджера немного выждать, пока гостья скроется из виду, а уж потом продолжить свой путь.
Попасть в квартиру труда не составило. На первый взгляд она не представляла собой ничего общего с традиционными мастерскими магов. Скорее даже, совсем не имела и капли схожести. Обычная квартира обычного человека. Чисто, весьма аскетично обставлено. Даже приятно было видеть что-то подобное. Навевало воспоминания о тех днях, когда он сам был жив и поражал Париж своей странной аскетичностью в одеждах и щедростью трат на все возможные ненужные, как казалось, мелочи... Впрочем, квартира не выглядела жилой даже после беглого осмотра. Будто нужна была лишь для того, чтобы прийти и лечь спать, а с утра вновь ринуться в гущу событий. Подобное было ему знакомо. Даже слишком хорошо. Пройдя дальше, Дантес остановился на кухне перед электрическим чайником и целым взводом жестяных баночек, в которых ощущались по запаху различные сорта чая. Сама хозяйка, как непрозрачно намекал шум воды в ванной, явно была несколько занята водными же процедурами.
Что же, придется подождать, - отметил мысленно Граф, машинально щелкая кнопкой заполненного на половину чайника и зацепляясь взглядом за неброскую баночку, отличающуюся от чайных рисунком. Кофе. Не зерна, конечно, но вполне сойдет, да и запах оказался весьма приличным, не вызывающим дурноту. В самый раз к разговору и печенью, которое граф прихватил с собой. Не принято ведь наведываться в гости с пустыми руками?
К тому моменту, как Базетт, наконец, покинула ванную, Авенджер с удобством расположился на кухне, заложив ногу на ногу и, прихлебывая кофе, поджидал хозяйку дома, даже не думая, что его приход будет не желанным.
- Присоединитесь? - совершенно не смущаясь поинтересовался француз, кивая на пустующий стул подле него самого за подобием барной стойки, и, не торопясь, налил кофе уже хозяйке дома, - Дивный вечер, не правда ли? - всегда и везде чувствовать себя непринужденно - большое искусство. Не менее большое, чем способность искоса наблюдать за владельцем дома, в котором ты незваный гость, при этом почти не глядя на оного. Эдмон позволил себе небольшую усмешку, дожидаясь реакции на его предложение. Разговор и знакомство обещали быть интересными.

Отредактировано Monte-Cristo (2017-09-15 16:25:36)

+2

3

Разговор с мисс Эдельфельт, по счастью, обошелся без траты командных заклинаний. Хотя Базетт и не могла назвать юную аристократку дружелюбной, но поладить с ней было не так уж и сложно - достаточно было не перечить и не покушаться на что-то, что было важно ей. МакРемитц молчала о своих истинных намерениях и со Слугой, которому доверяла без оглядки, а с Эдельфельт - и подавно, ни на секунду не сомневаясь в том, что ее планы не устроят наследницу благородного семейства.

Проводив гостью, Базетт наконец смогла выдохнуть. По правде, она ощущала изрядную усталость, даже несмотря на то, что Лансер не участвовал сейчас ни в каких схватках. День вымотал ее в большей степени, чем ожидалось от тренированного организма, и она сама была этим обескуражена.

Совершая стандартный набор привычных действий, Базетт анализировала прошедший день: предпринятые шаги и встреченных людей, их намерения. Может ли она считать Вильгельмину своей союзницей? Возможно. Может ли доверять? Определенно, нет. Те же вопросы беспокоили ее и в отношении Кольфиннга: встретить земляка было настолько же хорошо, насколько и опасно. Он определенно представлял угрозу, а его настоящие мотивы ускользали от Базетт. В какой момент их интересы разойдутся и они окажутся по разные стороны баррикад?

Память о людской предательстве была сильна в ней, как никогда, а собственная тайна побуждала подозревать в скрытности всех кругом. Думать об этом было трудно - и Базетт выдохнула, застегивая на чуть влажной груди длинную чистую сорочку. Ища опасность во всех кругом, она здраво опасалась совершенно свихнуться в своей паранойе. И Лансер до сих пор не вернулся, чтобы проговорить все сомнения вслух - ирландский герой действовал на нее умиротворяюще. Его беспечность ярким контрастом ложилась поверх страхов Мастера, оттеняя действительно опасные вещи и осветляя незначительные, возвращая Базетт здравый смысл.

А пока она принимала душ, в ее гостиной поселилась тьма. Волшебница на мгновение растерялась, медленно переключаясь с абстрактных мыслей на конкретную угрозу, всполошившую сигнальные заклинания. Отсиживаться в ванной, конечно, было бы бессмысленно.

Облаченный в черное мужчина определенно был Слугой, но как ни хмурилась Базетт, она не получала никакой информации о его классе и статах - и лишь аура казалась ей смутно знакомой. Ощущение дежавю становилось тем сильнее, чем любезнее был незваный гость. Очередной незваный гость, - сердилась она. Лаеде, Эдельфельт, кто следующий? Базетт, пожалуй, будет изрядно удивлена, если однажды пришедший гость не молча вломится в ее жилище, а хотя бы вежливо постучит в дверь перед этим.

- Нет, благодарю, - процедила она сквозь зубы, устремляясь к аккуратно сложенной на диване одежде. Ее совсем не смущали обнаженные ноги, которые практически не скрыты мужской сорочкой, но сильно тревожила собственная безоружность. Стараясь держаться боком и не терять мужчину из виду, она натянула перчатки, в первую очередь скрыв алеющие метки на правой ладони - и только затем перейдя к смугло-красной левой, испещренной черными закорючками рун. Холодный расчет: вражеский Слуга мог не заметить ее командных заклинаний, что давало легкую иллюзию защищенности - ведь Кирей знал, куда бить.

Во всеоружии и рядом с Фрагарахом ей было много спокойнее, хотя гнев в душе и не утихал. Она была намерена поспать, пока у нее было еще несколько часов. Еще один гость не только не вписывался в планы, но отбирал у нее так остро необходимый отдых.

- Я слушаю, - строго и сердито поторопила она Слугу. Пусть говорит, что ему надо, и проваливает - хотя сон, конечно, теперь предстояло отложить до возвращения Лансера. Ставшее проходным двором убежище лишило Базетт возможности расслабиться здесь в одиночестве.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-09-15 18:12:08)

+3

4

Первым в комнату ворвался запах. Кажется, лаванда, миндаль и что-то еще неуловимое, но от того не менее приятно пахнущее. А за тем уж и явление владелицы апартаментов не заставило себя ждать. Дантес молча наблюдал за рыжеволосой женщиной, попутно, пусть и невольно, оценив довольно неплохо сложенное тело. От его взгляда не укрылось то, как она довольно напряженно отреагировала на его предложение, как, держась к нему полу боком, надела на руки перчатки.
- А жаль, - меланхолично отозвался Граф, делая глоток горячего черного, словно сама его сущность, напитка из чашки, - Я пришел с миром, - улыбнувшись уголком губ, Дантес прищурился на ирландку. Несмотря на некоторую угловатость, она действительно была хороша. И даже, стоило признать, что-то в ее взгляде напоминало ту, которую он не хотел бы вспоминать сейчас. Девушка из другой жизни с длинными косами и звоном манистов, сопровождающих каждый шаг, на мгновение лишь всплыла в памяти и была так же мгновенно отброшена более насущными мыслями и проблемами.
- Я слушаю, - строго и официально, без лишних эмоций. Похвально и заслуживает уважения, когда люди сразу же переходят к делу. Эдмон с некоторым сожалением отставил в сторону чашку, протянул руку к вазочке, в которую заботливо переспыал печенье, взял одно и пристально, словно оно могло бы вдруг заговорить, посмотрел на него.
- Откуда вокруг вас такой запах, мадемуазель? - наконец произнес он, решив, что прямой вопрос будет уместнее, чем хождение вокруг да около, - Я отчетливо ощущаю его. Он клубится, как кокон, кутает вас с головы до ног, но не принадлежит человеку... Откуда он у вас? - пристальный взгляд из под пепельных ресниц казался колким и острым, не сочетаясь с мягкостью голоса француза. Раз уж повел себя не вежливо - стоит вести себя не вежливо до конца, задавая каверзные прямые вопросы. не факт, что она сразу ответит, но он определенно хочет узнать причину. Как будто в этом есть какой-то тайный смысл. Эдмон ненавидел загадки, которые оставались для него не раскрытыми. Они не давали при жизни покоя и лишали сна, сейчас же острым зудом отдавались в кончиках пальцев, заставляя алчно вглядываться в лицо потенциальной союзницы.
- И я говорю не о вашем средстве для принятия душа... Хотя и оно пахнет довольно приятно, - не преминул добавить француз, безучастно откусив от все еще зажатого в пальцах печенья кусочек, - Вы ведь понимаете, что я имею в виду?
Она определенно должна понимать. Такое просто не может быть неощутимо. Возможно это чувствует и ее собственный Слуга и, может быть, он так же задается вопросом о том, что это. И вряд ли он знает ответ. Но лучше и не знать что, потому что вопрос откуда даст гораздо больше информации.
Графа совершенно не напрягало пристальное внимание Базетт, явно пытающейся разгадать, что за птица посетила ее дом. Это и не удивительно. Не часто можно увидеть Слугу, который совершенно не поддается классификации и абсолютно не позволяет оценить свои силы. Легенда Монте-Кристо работала исправно. Пещерный король успешно пользовался своей способностью оставаться не узнанным. В прошлой жизни этот его талант принес не мало боли, когда любимая когда-то женщина так же смотрела на него и, сначала, не узнавала, а потом не верила своим глазам. Сейчас же он работал ему во благо. Чем меньше о нем знают, тем ему лучше. Чем больше ненавидят, тем приятнее и спокойнее на душе.
- Ваш кофе стынет... - ненавязчиво заметил Эдмон, все так же глядя на Базетт и ясно давая ей понять в который раз, что пришел совсем не для того, что бы убивать кого-то. Не то было настроение и не было причин для совершения подобных действий. Любопытство сегодня было сильнее. Да и от союза, он чувствовал это, они с мастером выиграют много больше, чем от смерти ирландки.

+2

5

Запах?

Базетт рефлекторно вдохнула, словно стремясь понять, о каком аромате говорит загадочный Слуга, но не ощутила ровным счетом ничего. Не сводя напряженного и недоверчивого взгляда с мужчины, она замерла ошарашенно. Едва уловимо изменилась в лице - МакРемитц могла бы бахвалиться своим умением держать каменную маску, возникни у нее вдруг такое желание, но слова незнакомца ударили в самое сердце.

Не принадлежит человеку, - сказал Слуга, и мог ли он знать, насколько близок к правде? Базетт сжала левую руку в кулак. Левая - отражение Ангра Майнью, память о нем и том, во что превратила его. Сила, что запрещала сдаваться. Откуда гость знал о тайне, сохраненной у самого сердца?

Реплика о шампуне привела ее в чувство. Базетт коротко моргнула, отгоняя наваждение и расслабляя руку. Верно, она вовсе не обязана отчитываться перед ним или подтверждать его слова.

- Не имею понятия, о чем вы, - глухо и жестко ответила она, выдерживая прямолинейный взгляд. Ее собственный - полон ярости, в которую впадает всякое живое существо, загнанное в угол. Базетт будет защищать свой секрет и баюкать тьму, нашедшую колыбель в ее груди, до последней грани, за которой уже не будет ждать белоснежное поле и зияющий провал на месте полной луны.

Очевидная ложь - и неоспоримый отказ. "Я не желаю говорить с вами об этом", - сквозило в каждом рваном жесте, движении. Базетт находила себе места, сжимая и разжимая кулаки. Развернувшись лицом, шагнула ближе - навстречу неведомому, скрытому мутной пеленой Слуге. Ей казалось, что чем дольше он находился в ее доме, тем гуще и насыщеннее становилась мрачная аура. Еще шаг - и поглотило бы хозяйку жилища. Базетт сделала этот шаг без страха, словно ступая на чужую территорию. Понадобится - вступит в бой, и эту неосязаемую угрозу она принесла с собой.

- Я выпью его, и вы немедленно покинете мой дом, - требовательно и нетерпеливо проговорила она Слуге.

+4

6

Кристо иронично склонил голову на бок, наблюдая за столь незначительной переменой настроения хозяйки квартиры. Значит, она знает о чем он говорил. Знает и при этом опасается раскрытия своей маленькой тайны. Мужчина качнул головой. Так легко прочесть, так легко увидеть чужую нерешимость, чужое застывшее в лихорадочных попытках оправдаться сознание... Он затачивал свои умения и навыки именно для этого больше десятка лет. Он учился, он разбирался в людях гораздо лучше, чем они в себе сами. И в том, пожалуй, была его главная боль, пронесенная из прошлой жизни. Проклятый дар, определяющий один шанс на миллион: угадать или не угадать, попасть в цель или промахнуться. Этот дар не подводил ни разу. Вот и сейчас реакция на его слова была весьма предсказуемой. В желтых глазах заскользила насмешливая ирония. Он без колебаний встретил взгляд рыжеволосой женщины. Если бы это было возможно, наверняка был бы слышен звон столкнувшихся клинков, высекших искры. Нет, все же не похожа на нее. Слишком жесткая и прямолинейная. Это упрощало задачу.
- Не имею понятия, о чем вы, - отрезала собеседница и Эдмон разочарованно вздернул бровь. У лжи тоже есть свой запах. Она пахнет гнилой сыростью, той самой, что окружала его четырнадцать лет в замке Иф.
- А ведь я начал было вас уважать, - с сожалением произнес Авенджер, делая глоток кофе и, не чувствуя вкуса, доедая пресловутое надкушенное печенье, - Ложь, - рассеяно констатировал Эдмон, все так же глядя ей в глаза, вот только теперь совершенно бесстрастно, холодно и рассчетливо, прикидывая как именно стоит теперь поступить с имеющейся у него информацией, - Солгали дважды.
Она ощущает запах. Что делать с этим фактом он решит позже. Но единожды солгавший не может не повторить неправды. Так заведено и так будет всегда. И ведь действительно он только начал испытывать к ней что-то вроде... уважения. Да, это можно было назвать уважением. К силе воли и силе духа. Вот только ложь Эдмон не любил едва ли не больше, чем предательство. Маленькая ложь порождает большие проблемы. Тонкие губы растянулись в хищной усмешке, но голос все еще сохранил остатки мягкости, к которому прибавилось снисхождение.
- Солгали мне... И солгали себе, - протянул мужчина, пронаблюдав за тем, как Базетт, словно в клетку к чудовищу, сделала шаг вперед, - Расскажете сами, почему от вас пахнет местью? - равнодушно произнес Эдмон, ставя чашку на стол.
Как люди любят прятаться за удобные слова - "не понимаю", "не знаю", "не вижу", "не слышу"... Они сами подписывают себе приговор своей совестью, а исполнение как правило приходит неожиданно. Пусть не сразу, но довольно чувствительно. Впрочем, сейчас это была не та ложь, которая требовала наказания. Но определенно и она пахла дурно, как любая другая.
Авенджер даже не подумал о том, чтобы уйти. Совершенно очевидно давая понять, что ему нужны ответы на его вопросы.

+3

7

По счастью, Базетт нет дела до его уважения. Вернее - что-то в глубине кольнуло какой-то досадой, но тем больше злилась она на незваного гостя, чем больше он болтал. Поймал ее на лжи? Для столь проницательного героя мужчина удивительно нагло игнорировал очевидную и предельно вежливую просьбу выметаться вон.

И все же, она сдержанная и невозмутимая женщина. Куда более раздражающие и дерзкие особы испытывали ее терпение на прочность, и еще ни одному не удавалось видеть, чтобы Базетт повышала голос или как-то иначе срывалась. Секрет был прост как монетка в один пенни: в состоянии предельного морального истощения МакРемитц переключалась мыслями на что-то другое. Например, на фантазию о том, как открутила бы раздражающему элементу голову. Вот, допустим, эту, седую и почти кудрявую голову, нарочито громко хрустящую печеньем и пьющую ароматный кофе.

Откуда взялось печенье?..

Базетт впала в ступор, растерянно рассматривая пресловутое угощение, и одновременно с тем пыталась подметить какие-то детали. Костюм едва ли можно считать показательным - Слуги с равным успехом могли предпочитать как современную одежду, так и наряды других эпох, а потому выискивать истину в винтажном воротнике гостя она не стала, ограничившись общей темной гаммой и шляпой, которую он снял в помещении. Он назвал ее "мадемуазель" - француз? Речи гостя казались не лишенными ноты страсти, хотя и проговаривал он все терпким, мягким тоном.

А еще это чувство, будто она уже видела его прежде. Базетт не жаловалась на память, и точно знала, что не встречала такого человека ни до своей смерти, ни после пробуждения. Впору было злиться на саму себя: не приснился же ей загадочный вражеский Слуга?!

Ответ он дал сам. Месть. Конечно.

- Ты Авенджер, - убежденно и отчасти ошарашенно выпалила она. Все сошлось: эта гнетущая мрачная аура, это ощущение дежавю и его интерес, вызванный более глубоким пониманием сути Грааля. Авенджер не был стандартным для Войны классом, но и Война была далека от стандартов. Кто смог призвать Мстителя?.. Как, во имя чего?

И только пригубив горчащий, чрезмерно крепкий кофе, Базетт сообразила, что только что расписалась в собственном обмане. Тихо выдохнула, признавая: обманывать она никогда не умела.

- У меня нет причин говорить о себе с чужим Слугой, - нахмурилась она, опустив чашку. Она предпочла бы простую воду, что куда лучше бы утолила жажду. Впрочем, и пить она не слишком-то хотела. - Уходите, или вас прогонит мой.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-09-26 10:57:25)

+3

8

Дантес молча выслушал возражения женщины. Ничего более оригинального, чем просто уйти в отказ, она не выдумала. Что же, это и не новость. Вполне ожидаемо и вполне в женской природе... Мужчина даже не удивился, когда ощутил очередную волну неприязни, впитывая ее, будто губка воду. С одной стороны, было весело. С другой, почти скучно.
- Ты Авенджер, - выпалила рыжая магесса и, тем самым подписала себе, как минимум, приговор. Желтые глаза блеснули из под седой челки. Слова еще не отзвучали, заставляя Эдмона произвести в голове мгновенные расчеты. Слишком велик риск оставлять ее в живых. Раскрытие его класса не входило в его планы... Стоп, что это в ее голосе? Изумление? Да и знакомство с дополнительным классом само по себе дает ответ на вопрос, который его интересовал.
Это не первая ее встреча с такими, как я. Хотелось бы знать по больше, но безопасность важнее,  - мысль мелькает на перефирии сознания, пока он продолжает просчитывать варианты действия. И, наконец, прийдя к единственно верному заключению, Мститель усмехается в лицо Базетт с таким откровенным превосходством и торжеством, словно только что выиграл в покер с роял флешем.
- Асассин, - поправляет он, - Вы уже сказали о себе чужому слуге много больше, чем хотели, мадемуазель, - его движение, пожалуй, для простого человека выглядело слишком быстрым. Француз, конечно, при жизни никогда бы так не поступил с женщиной. Впрочем, сейчас ситуация была иной. Во первых - он давно мертв, во вторых - перед ним не только женщина, но еще и Мастер, у которого есть свой Слуга. Дантес всего лишь протянул руку, ухватив рыжую за горло так, что сдави он чуть сильнее и дерни с соответствующим усилием, мог бы спокойно лишить ее гортани... Слуге такая операция вполне под силу. В висок даме уперлась самая обыкновенная чайная ложка, та самая, которой Авенджер размешивал кофе и сахар, чья тонкая ручка остановилась у самой кожи, хоть и выглядел замах сжавшей ее руки довольно устрашающе. Всего-то проломить висок и она даже пискнуть не успела бы, как оказалась немного не в состоянии использовать командное заклинание.
- Я имел много шансов лишить вас жизни.. Вот только вашего слуги здесь нет. Позвать его вы не сможете, если лишитесь гортани. Даже командное заклинание не спасет, - ласково произнес француз, с мурлыкающими нотками в голосе, только желтые глаза при этом выдавали едва сдерживаемый гнев и раздражение. Выгонять его... Он ведь был почти вежлив и даже не применял силу до сих пор... Кроме того, это неплохая проверка для нее самой, как для потенциального союзника. Всегда интересно понять, как себя поведет человек в той или иной ситуации. Тем более стрессовой. Ну а потом, возможно, он расскажет ей, что не совсем чужой. В конце концов, даже сейчас он действует в интересах своего Мастера.
- И так... Начнем сначала. Раз уж не получилось ничего с обычными вопросами, можем попытаться познакомиться. Я Асассин... А как ваше имя? - ослабляя хватку пальцев поинтересовался Дантес, - Я все еще надеюсь на то, что вы поведаете мне эту дивную историю. И без глупостей. Серьезно. Я не хочу убивать вас. Медицина знает столько способов сделать это мучительно... - оскалив в улыбке белоснежные зубы протянул Граф.
Пусть считает его чокнутым врачом, который неплохо умеет разделывать людей... Впрочем, с медициной он знаком более чем хорошо. И с китайской, и с арабской и с западной медициной своего времени. Когда из необходимости, когда их праздного любопытства. И однажды это спасло жизнь дочери его старого врага...

Отредактировано Monte-Cristo (2017-09-26 19:39:27)

+2

9

Неправильно?

Базетт озадаченно моргнула: еще мгновения назад эта догадка казалась ей гениальной в своей простоте, и опровержение Слуги повергло ее в шок. Возможно, именно поэтому она упустила, когда враг перешел в наступление.

Она даже не испугалась - но рефлекторно вцепилась в руку, сжавшуюся на горле, пытаясь ослабить хватку. Бесполезно: безымянный Ассасин был в разы сильнее, и с губ сорвался сдавленный полухрип. Пальцы цеплялись за темный рукав, оттягивали ткань, выскребая по мужскому предплечью грубой кожей. Краем глаза Базетт успела заметить блеск оружия, стремительно приближающегося к ее виску.

Страха по-прежнему не было. Она отчаянно хотела жить и пыталась вдохнуть - и ровно настолько же не боялась гибели. Ангра Майнью сделал таинство посмертия для нее чем-то обыденным, привычным. То, за чем следует боль и перерождение. То, что неизбежно в конце, как скоро бы этот конец ни наступил. У МакРемитц взгляд бессмертного. Бессмертного мертвеца.

Базетт не потеряла опору, а значит могла сгруппироваться и высвободиться. Зерно истины в словах Ассасина было: он мог убить ее, если бы хотел. Значит, не хочет - или хочет поиграться.

А еще это значит, что если она расскажет правду, то потеряет ту цену, которую он ей назначил.

Ассасин отпустил ее прежде, чем она успела задохнуться или что-то предпринять. Угроза была услышана и принята к сведению. Базетт тихо сипела, отшатнувшись и оперевшись о собственные колени. Пульс бился в горле жаждой жизни и болезненным давлением, оставшимся после прикосновения Слуги.

"Лансер, гости", - позвала она.
"Дура, используй командное заклинание", - ответ не заставил себя долго ждать. Взволнован?
"Я продержусь," - осталась неумолима Базетт. Пока враг настроен заинтересованно, у нее есть время - и нет необходимости тратить бесценный ресурс. Если спускать метки по малейшей ерунде - можно в критический момент оставить своего героя без поддержки.
Справедливости ради, если не тратить - можно оставить его без мастера. Память услужливо преподносит образ священника. Проклятая память.

- Базетт Фрага, - она закашлялась в кулак, а после взяла короткую паузу, подняв ладонь к гортани, чтобы размять мягкие ткани вокруг нее. - МакРемитц. Да, я знаю, о чем вы, - все еще тяжело дыша.

Женщина выпрямилась, но обратно к столу не вернулась. Стойка между ними создавала иллюзорную защиту - по крайней мере, ему придется преодолеть хоть какое-то препятствие, если он вновь пожелает напасть. Даже зная, что это не спасет, - чувствовала себя немножко увереннее, и сжала кулаки, напряженно наблюдая за каждый движением. Второй раз она не позволит нанести удар.

- Из меня плохой рассказчик, - все еще хрипло и хмуро. Тут она не лгала: тянуть время боем ей было бы проще - но слишком велик риск. Может не пережить. - Задавайте свои вопросы.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-09-27 15:22:34)

+3

10

Эдмон, не отрывая пристального взгляда от женщины, кивнул, вновь опускаясь на свое место. Слуги ее в комнате не возникло, командными заклинаниями она тоже сыпать не стала. Ложка с тихим стуком легла на барную стойку и мужчина, поправив черные кожаные перчатки, кивнул с явным одобрением. Приятно было отметить, наконец, что здравый смысл у нее присутствует, хоть и излишне экстремально она позволяет себе себя вести.
- Рад нашему знакомству, - улыбка никуда не делась с его лица, однако мысленно Дантес добавил: "Повторному". Правда, сама женщина не знает еще, что он явился именно потому, что уже знает ее и потому, что учуял вокруг нее запах, привлекший его внимание и перебивший даже аромат свежей выпечки в столовой, - Имени своего назвать не смогу, как вы понимаете, Базетт. - мягко произнес Эдмон, почти забавляясь тем, как мадемуазель избегает приближаться к сидению напротив, - Что же до вопросов... Я рад. что мы прояснили момент о вашей осведомленности... Меня не интересует кто это был. Просто, вы уже участвовали в Войне, не так ли? И смогли ее пережить... Но отчего на вас висит смрад от проклятия ненависти и мести? Это был мстительный фантом, не так ли? Что сподвигло вас принять повторное участие в Войне? обычно те, кто выживают в таком не стремятся повторить своих подвигов... - задумчиво протянул мужчина. Он мог бы говорить о том, что из себя представляет сосуд, всасывающий в себя все желания и энергию, какую дают Героические духи, часами. Но не сказал бы и половины. Эта женщина не выглядела подходящим Мастером для Мстителя. В ней не было той ожесточенности, что была у Кольфиннга. И все же, был жесткий стержень, который вызывал невольную симпатию. Стальная воля, закаленная не хуже, чем его собственная. И в глазах ее... Глазах живого покойника, которыми она смотрела, пока Авенджер держал ее за горло, была та же самая обреченная решимость, что у него самого. Это было грустно. Неожиданно грустно встретить кого-то, столь же мертвого внутри, как и он сам. И это неожиданно заставило треснуть его решимость избавиться от нее в случае нужды прямо сейчас. Нет, она стала ему интересна. Интересно, к чему ее приведет этот взгляд.
- Ваши глаза. Я вижу, вы много раз смотрели смерти в лицо. Я знаю этот взгляд, - с неожиданным пониманием произнес Авенджер, поднимаясь со своего места и хмурясь, - Как странно. Встретит мертвого но живого, когда сам почти жив но внутри все же давно умер... - смешок получился немного нервным. Мститель даже невольно забыл о том, что эта женщина может представлять опасность. Желтые глаза всего на несколько мгновений из колючих и злых вдруг стали похожи на когда-то теплые глаза моряка Дантеса, капитана корабля "Фараон", счастливого каталонского юноши, будто Слуга разом сбросил с десяток лет. Это было странное открытие. Очень странное. Не самое приятное - найти в себе так тщательно забиваемую человечность, которая все равно вылезла, выползла из темного уголка остывшего сердца наружу.
- Мастер не ошибся в выборе, - даже голос предательски подвел, стал звонче от нахлынувшего эмоционального порыва, - Я предлагаю вам союз, мадемуазель МакРемиц... - начал было Авенджер и настороженно замер, ощущая приближение не знакомой, но достаточно сильной ауры. Слуга, но явно не тот, что был с нею в столовой. Мужчина бросил на Базетт совершенно нечитаемый взгляд и довольно ровно поинтересовался:
- Вы ждете кого-то еще? - вопрос повис в воздухе, заставляя Эдмона обманчиво медленно опустить руку, скрывая ее под плащом. Он мог бы исчезнуть и оставить женщину один на один с тем, кто идет сюда, но... Она еще не дала ему всех ответов. И вряд ли он услышит их сейчас. Слишком не вовремя появился гость.

Отредактировано Monte-Cristo (2017-09-27 17:04:47)

+3

11

Приказ Мастера проследить за МакРемитц Аттила восприняла вполне спокойно и адекватно. Да и для волшебницы не то что ее класс, но даже пол оставались неизвестны, так как во время памятного разговора некоторое время назад, Альтера предпочла провести в призрачной форме. Тем не менее она уговорила Вильгельмину, что следует сначала проводить ее до особняка, где та будет в большей безопасности. И уже потом выдвигаться для слежки. Эдельфельт интересовала личность Слуги Базетт, да и сами действия волшебницы вскоре после встречи могли дать немалую пищу для размышлений.
Альтера же хотела либо лично поговорить, либо что будет лучше - встретиться со Слугой Базетт. Пускай не узнав личность, но проведя беседу, она смогла бы узнать характер и составить некоторый портрет личности. Это пригодилось бы если они все же станут хорошими союзниками действовать сообща, а в противном случае она будет знать чего ей ожидать и к чему готовиться.
Поэтому сейчас , в форме призрака она стремительно неслась обратно, в сторону квартирки МакРемитц. И с каждым приближавшим ее к цели метром, инстинкты тревожно звенели, говоря воительнице что, что-то с волшебницей не так. Уже будучи на пороге дома, застыв перед дверью, Сейбер прислушалась но не обнаружила призраков боя. Хотя помимо Базетт она четко ощущала присутствие еще одного существа. То что оно не было человеком это было ясно как божий день. Однако и слугой, в прямом понимании этого слова не являлось. Слишком чуждо оно ощущалось.
Больше не теряя времени , Король Битв призраком проскользнула в квартиру, переставая сдерживать и скрывать свое присутствие. Она не могла скрыть себя как те же Ассасины, однако что то и ей было доступно. Мгновение и призраком она оказывается за спиной мужчины в темных одеяниях.
В то же мгновение всю квартирку окутывает тяжелое присутствие и жажда крови Аватары Разрушения. Словно вместо уютной квартиры в центре города и цивилизации, присутствующие оказались посреди поля битвы, где сошлись в яростной схватке противоборствующие стороны. На миг на грани слышимости и чувств послышались яростная песня стали и крики умирающих воинов, а по ноздрям присутствующих отчетливо ударило железистым запахом крови и гари. Звуки и запахи Войны. Вот что принесла вслед за собой Аттила на белоснежных крыльях своей вуали. Возлюбленная Марса всегда несла за собой Войну и перемены. Даже не так...Перемены.
Альтера слышала последние слова этого странного мужчины. И его предложение ей крайне не понравилось. Настолько , что холодный разум мгновенно предположил возможность прямого устранения как мужчины так и волшебницы, в случае если они станут угрозой ее мастеру. А то что этот странный человек представляет угрозу она не сомневалась. Все ее боевые инстинкты призывали избавиться от  потенциальной угрозы, однако холодный разум все просчитывал варианты...
Синими всполохами осветилось скромное жилье, и в радужном сиянии проявилась изящная фигура потомка титанов. Белоснежная вуаль раскрылась крыльями под порывами магического ветра, овевавшего фигуру Владыки Гуннов, когда четырехцветное световое лезвие замерло в сантиметрах от шеи мужчины.
- Полагаю, меня...-голосом полным власти, холодным и шелестящим, как зимние ветра, произнесла Альтера. Алые глаза недобро сверкнули. Рады будут видеть ее или нет, но Король пришел.

+3

12

У Ассасина столько вопросов, что Базетт обескураженно замолкла. Каждое его слово - точным ударом в самое сердце, и все ниже опускала она лицо, мрачнея.

Она участвовала в Войне - даже в двух, пусть и с оговорками всякий раз. И об этом Базетт не хотела бы рассказывать, пряча в груди память о собственных поражениях и чувствах, недопустимых для МакРемитц. Не в ее положении цепляться за эмоции.

Не желала она рассказывать и про Ангра Майнью. Мальчишка, дышащий жаждой мести всему человечеству за несправедливо жестокую судьбу, за бесконечную череду страданий, - он и сегодня перед ее глазами, и чем чаще обращалась Базетт воспоминаниями к проведеному с ним времени, тем больнее становилось.

Она лишь хотела уберечь других от того, что пережила сама. Защитить человечество от зла, отравившего Великий Грааль изнутри. Защитить человечество, ха. Даже звучало чересчур дерзко, неестественно гордо. Будто бы она в самом деле способна на что-то настолько великое. Устами Ассасина "подвиг" - болью по сердцу, зло и остро.

- Это не было моим желанием, - процедила она сквозь зубы. Не хотела - но приняла долгом перед Ассоциацией, перед всеми магами, перед самой собой. Алчные и смелые, не знавшие горя мотыльки стремились к обманчиво ласковому пламени сладких обещаний. Исполнение мечты - такая бесконечно наивная и прекрасная цель для сотен глупцов, готовых отдать жизнь за право прикоснуться к величию Грааля.

Сжала кулаки, стянула губы. Нужно было что-то отвечать, тянуть время и не злить Ассасина, но Базетт не могла выдавить из себя ни слова. Рассказанная вслух ее история была бы похожа на попытку выпросить жалости или прощения, и от одной мысли об этом все в душе вскипает злостью и презрением к самой себе.

И лишь в одном Слуга ошибся. Она не смотрела смерти в лицо - она умирала, раз за разом перерождаясь в муках, переживая крохи участи Авенджера, будто проклятая Пустой Авестой. Такая тонкая разница.

- Мастер? - Прошептала одними губами, подняв лицо. Выбор? Союз? Базетт удивлена и сдержаться не смогла, округляя в изумлении глаза, и следом - немедленно хмурясь, исправляя оплошность. Странный способ заводить союзников - душить их и грозиться убить. Прямо... Прямо под стать самой Базетт.

..и застыла, пойманная на своей хитрости. Несколько мгновений ушло, чтобы понять, что Кухулина все еще нет рядом. Если бы он мог примчаться так быстро - не стал бы требовать призыва командным заклинанием. Тренированное тело само приняло боевую стойку - враг невидим, и неизвестна его цель.

А со следующим вздохом грудную клеть сдавило тяжестью чужой ауры - столь осязаемой, что казалось, будто не один Слуга ворвался в ее убежище, но тысячи воинов. Война была везде: вовне и внутри, в воздухе и под ногами. Ее можно было услышать, почувствовать на вкус и запах, коснуться - и обжечься, оставшись без руки. Базетт некомфортно: ни рядом с мрачным, дышащим тьмой, Ассасином, ни рядом с собственным Слугой, похожим на грациозного и сильного зверя, ей не было так отвратительно. Раж битвы не был чем-то дурным, но это было жаждой убийства и крови ради них самих, не во имя высоких идеалов. Так честно - и так омерзительно в своей простоте и силе.

Хрупкая фигура, вынырнувшая из всполохов волшебного света, была невероятно опасна: ровные и высокие статы вкупе с этой пугающей аурой заставляли Базетт сомневаться - не станет ли эта женщина трудным соперником ее Лансеру. За струящейся тонкой тканью не скрыть величия и властности, как не скрыть мощи в обманчиво острых плечах.

Но сейчас ее меч направлен на Ассасина, и, признаться, у Базетт не было ни единой причины останавливать Сейбер.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-10-03 07:19:40)

+3

13

-Это не было моим желанием, - слова, наполненные отчаянной безысходностью. Что ж, она не лгала. Еще один повод протянуть ей руку для заключения перемирия. До тех пор, пока не предаст. - мысленно одернул себя Дантес, качая головой. Ответит на ее не высказанный вопрос о личности Мастера Авенджер не успел, только кивнул, пристально всматриваясь в лицо. А за тем визитер явил себя двоим замершим по разные стороны стола собеседникам. Дантес не видел ее. Только слышал голос. И ему уже он не понравился. Голос принадлежащий кому-то, кто привык решать кому жить а кому умирать.
Страха не было. Был скорее гнев, рванувшийся наружу вспышкой темного злорадства промелькнувший в желтых глазах. Рука, скрытая под плащом, не дрогнула, сжимая деревянную рукоять.
Давящая аура Слуги, жаждущего убийства и обязанная испугать любого до чертиков, играла сейчас мстителю на руку... Любой негатив, разлитый в воздухе, мстительный фантом оборачивал в свою пользу, напитываясь им, словно металл теплом на солнце. А у той, что стояла за его спиной, этого негатива хватало с лихвой. И, что самое занимательное  - направлен он был не на кого-то определенного. На всех. Несмотря даже на то, что острие клинка было приставлено практически к его шее. Эдмон скосил взгляд на рыжую ирландку и неожиданно озорно улыбнулся. Видимо придется немного поиграть в героя и благородного Графа. Хоть он этого и не любил делать без повода. Под плащом щелкнул кремниевый замок и мужчина медленно повернулся, едва касаясь кожей шеи клинка, скользнувшего над воротником. Оказавшись ровнехонько спиной к Базетт и лицом к новоприбывшей, он спокойно улыбнулся, сжимая в руке револьвер. Оружие, не подводившее его ни разу, было направленно ровно в грудную клетку.
- Я бы не советовал вот так врываться, - мягко произнес француз, с трудом превращая бурлящую злобу в удушающее спокойствие. Нужно дышать ровнее. Нужно очистить разум и превратить всю эту ярость, как и всегда, в свою силу. Кроме того, очевидно, что сила и мощь слуги перед ним действительно зашкаливают, в сравнении с его собственными. Благо, она этого не знает и пока перед ней только темная лошадка, которая не торопится устрашаться и ведет себя весьма нагло для того, кто должен был бы затрястись от наплыва чужой мощи. Что ж. Замок Иф закаляет, лишает любых слабостей... даже страха, - Я сожалею, что не удастся продолжить столь личную беседу... - холодно произнес Дантес, - Но, сдается мне, что гостья явно не попить кофе заглянула, да еще вынимая оружие в чужой обители. А я-то думал, что в рыцарских классах все же есть немного чести... Ошибался? - насмешливо заключил Эдмон, поведя дулом револьвера их стороны в сторону. Нажать на курок он успеет гораздо быстрее, чем она замахнется. В том-то и прелесть огнестрельного оружия - оно намного быстрее и эффективнее клинка. Так что, даже здесь он может рассчитывать на свои умения... В конце концов, даже если она его ранит, он ничего не потеряет от этого.
- Я постараюсь избежать разрушения вашего жилища, - бросил через плечо Слуга, обращаясь к Базетт. В конце концов, Мастер бы этого тоже не одобрил.

Отредактировано Monte-Cristo (2017-10-03 16:57:00)

+4

14

- Не думай что я не смогу убить тебя, человек. Я знаю про огнестрельное оружие и его преимущества. А также как с ним бороться.- в голосе Альтеры мелькнули насмешливые нотки , однако глаза по прежнему остались холодны.
И...- губы изогнулись в хищной ухмылке.- Я не рыцарь. Хоть и призвана в рыцарском классе. И о какой чести может идти речь, если судить по виду волшебницы за тобой, ты поднял руку на женщину  ?- неприкрытый сарказм, безэмоциональным голосом. Тут она практически прямым текстом намекала на некоторую потрепанность Базетт, которая даже на взгляд самой Аттилы, пришедшей уже после начала действа, была заметна.
В целом, самой Сейбер было не особо интересно что произойдет с женщиной, но по какой то причине она была дорога для Вильгельмины. А расстраивать своего мастера не хотелось. Поняв что ее аура не слишком приятна Базетт, мечница снизила на нее давление, сфокусировав его на втором Слуге. Благо пренеприятнейший опыт политика заставил ее в свое время научиться читать мимику и малейшие знаки тела.
Мужчина был интересен. Для нее не опасен, это инстинкты говорили с твердой уверенностью. Но казалось он питался эмоциями , что сама Сейбер проэцировала вовне. Это был первый раз, когда кто-то наслаждался ее аурой и это было по своему...даже приятно? Интересно ? Хотя сама Альтера и страдала серьезной амнезией, не помня часть своей жизни до открытия старейшинами саркофага в руинах, но разум и логика,  а также мудрость и интуиция от нее никуда не делись. Пускай внешне она производила впечатление довольно молодой женщины, сколько ей на самом деле. не знала и сама Аттила. При жизни она замечала что не старела и не менялась, хотя ее соратники и подданные склонялись перед тяжестью времени.
- В старые времена за это казнили.  И мне не потребуется даже взмахивать мечом чтобы пронзить твое тело. Так что лучше не двигайся понапрасну. А то мало ли рука дрогнет. - тут Альтера не лукавила. Гунны очень трепетно относились к своим женщинам, так как мужчин всегда было больше чем их. В результате сложился культ почитания , где мужчины всячески лелеяли женщин. В случае законного брака гунны полностью оставляли взаимоотношения пары на супругов. Однако, в случае если воин посмел поднять руку на свободную женщину, его карали. Жестоко карали. Идея защиты женщин была не нова, но тем не менее... для Аттилы это было личным. Она не любила подобные действа. И в случае если ее догадка окажется верной...ну кто-то станет короче на одну голову.
В любом случае по отношению к бравирующему перед ней пистолетом мужчине она испытывала специфическое любопытство. Где-то на уровне таксидермиста, при виде необычного существа, что еще не побывало в его нежных ручках.
Перво наперво он стойко ассоциировался у нее с павлином. Черным напыщенным павлином, с распустившимся хвостом, при этом почему то разобиженного на весь мир. Это само по себе вызывало странное чувство, которое разум описывал как...веселье ? Вдумчивым взглядом опытного следователя Альтера осматривала мужчину, решая для себя дилемму - разрушить сейчас или подождать ответа ? В конце концов решив не рубить с плеча , Альтера замерла дожидаясь ответа.
- Волшебница МакРемитц , спешу уверить , что я не твой враг и здесь для твоей защиты. Так скажи мне - этот...мужчина. Он причинил тебе вред ?

Отредактировано Altera (2017-10-08 17:40:52)

+1


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Личные эпизоды » Ты пахнешь местью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC