Fate/Labyrinth of Worlds

Объявление

После окончания Пятой Войны в Фуюки, система Высшего Грааля была демонтирована, как и настаивал на том Вэйвер Вельвет вместе со своей ученицей, однако вместо запланированного уничтожения, Ассоциация Магов приняла решение сохранить её, как потенциальный объект для исследований в будущем.
ПРОВЕРКА АНКЕТ:


Мастеринг - активный, сложность - высокая. Присутствует срок на написание игрового поста.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Личные эпизоды » Никогда не знаешь: где найдешь, а где потеряешь


Никогда не знаешь: где найдешь, а где потеряешь

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дата и время: 1 августа 2081 года, 17:35

Место действия: Башня Алхимика и территория вокруг

Участники: Anna Filippa Alvensleben // Anastasia Serebryakova

Краткое описание: Знакомство с представительницей знатной семьи магов прошло для Серебряковой не очень гладко. Теперь же судьба готовит Насте еще одно знакомство. Но какое оно будет?

Отредактировано Anastasia Serebryakova (2017-09-13 17:47:31)

+2

2

Анне не нравилось это место. Здесь было слишком много народу. Слишком много магов и каждый чего-то желал. Девушка вздохнула, прижимая к груди сумочку, в которой покоился сверток с ее катализатором. Шесть лет в Англии не прошли даром. Плод этих шести лет в ее руках и успех так близок, нужно лишь дождаться своей очереди. Сегодняшнее утро не задалось с самого начала. Анна поругалась с Ивонн. Снова. Последнее время это случалось чаще обычного. Телохранительница взяла за правило вести себя как наседка, трясясь над безопасностью своей госпожи еще больше, чем раньше. Наверное, именно по этому Анна решительно убралась из ее поля зрения, пока сопровождающая была занята тем, что выясняла какое лучше меню подать юной наследнице Альвенслебенов...
- Я ведь не ребенок, - хмуро глядя на плотную алую ткань, в которую был завернут ее ключик к успеху, девушка остановила кресло у окна в тихом коридоре. Кажется, это крыло здания было незанятым, даже, скорее, пустым. Большинство магов, как и она сама, предпочли поселиться непосредственно в городе, так же пустующем, чтобы иметь возможность привычно заниматься своими исследованиями, - Я почти у самой черты, - задумчиво застегивая молнию сумки вздохнула Анна. Девушка повесила сумку на плечо. Катализатор оттянул руку приятной тяжестью, наряду с осознанием того, что она действительно находится здесь. В конце концов, пришлось проделать долгий путь, прочесть множество хроник, записей наблюдателей и свидетелей Войн за Грааль, чтобы хоть примерно представлять масштаб того, что грядет, пусть и в урезанном варианте, пусть они всего лишь должны призвать Героя, чтобы он тут же исчез, но... Анна была уверена. Если она объяснит свою причину, ее напарник поддержит ее. Бескровная победа всегда лучше, чем кровавая бойня, в которую это могло бы превратиться. Не то, чтобы немку пугала смерть. Нет, скорее уж страшило то, что она может умереть зря, так и не исполнив своего желания.
Просто подожди немного, отец, - в который раз мысленно она обращалась к единственному родному человеку, ради которого все это затевалось. Да, была еще бабушка Марта и дальние родичи Эдельфельты... Но все это было не то. Не так и совсем то, что нужно было самой Анне. Немка в который раз вздохнула и, качнув головой, перевела взгляд на вид за окном. Город казался... мертвым. Улица с этой стороны, кажется, задний двор, была пуста. С одной стороны, это было жутко, с другой - успокаивало. Сколько еще это продлится? Сколько еще времени она пробудет на этом острове? Если есть хоть маленький шанс на успех, ее не пугает даже перспектива лишиться магии. Терять то уже почти нечего.

+3

3

Знаете: есть люди, которые могут стерпеть любые негативные действия в свой адрес. Их еще часто дразнят из-за этого и всячески задевают. Настя была из таких. Она могла стерпеть любые обиды, предательства и прочее.
Но то, что произошло ранее, выбило из колеи даже такую терпеливую девушку, как Анастасия.
Буквально пару часов назад, Серебрякова, маг-отшельник из России, познакомилась, если это можно назвать знакомством, с представительницей западной ветви магии.
И вот результат.
Русская спешным шагом шла куда-то, куда смотрели глаза. Встреча с представительницей "высшей" аристократии, да еще и магом, закончилась, мягко сказать, не очень. И теперь, переполненная негодования, Настя просто шла.
"Принцесса, мать ее. Барышня. Родилась себе в семье, которая застряла в восемнадцатом веке, и нос задирает. Ну, погоди у меня. После эксперимента я тебе устрою Блицкриг, зазнайка мелкая."
Не в силах держать все в себе, Серебрякова остановилась, обернулась в сторону, с которой пришла и громко, казалось, что Настю могла бы услышать та блондинка, прокричала:
- В кого посмела врезаться, в кого посмела врезаться, - кривя голос, придавая ему настолько детский тон, на сколько возможно, девушка искривляла слова той иностранки. - Да ни в кого я не смела врезаться! Случайно все вышло, а раскудахталась, как курица на насесте!
Тяжко вздохнув, она констатировала:
- Фух. Вроде, полегчало.
И, повернув голову обратно, только сейчас, русская заметила, что прямо перед ней, буквально, в паре шагов, сидит девушка. Негодование и гнев, как ветром сдуло. Вместо этого, Настя чувствовала себя крайне глупо.
- Э-э... Приве.., - отдернув себя на полуслове и замотав головой, она повторила приветствие, но уже на английском. - Ты прости за это. Просто кое с кем повздорила. Вот.

+3

4

Анна не ждала, что кто-то появится в этом пустом коридоре. Девушка рефлекторно прижала к груди свою сумочку с самой ценной на данный момент вещью, покоящейся в алом бархатном свертке и, не зная, как реагировать на шумные выкрики, половину из которых, не то по счастью, не то по стечению обстоятельств, пусть плохо, но смогла понять.
Русская, - на автомате определил внутренний голос, заставляя внутренне напрячься. Что же, лучше сделать вид, что ее здесь нет, быть может, шумная девушка ее не заметит и пройдет мимо... Однако, к вящему сожалению немки, ее не только заметили, но и решили, как видно, поговорить.
- Ты прости за это. Просто кое с кем повздорила. Вот.
Анна улыбнулась неловко и кивнула. Не то чтобы у нее были проблемы с общением. Нет, скорее наоборот, она никогда не ощущала себя стеснительной или замкнутой. Просто сегодня был тот самый день, когда она совершенно не могла найти в себе сил, чтобы как всегда быть уверенной в себе и открытой для общения. Пришлось взять себя в руки и, положив на колени сумочку, произнести, глядя прямо в глаза нежданной собеседнице:
- Ничего, это случается, - английский, пусть и хороший, но с заметным немецким акцентом. Анна даже не старалась его скрыть - чего толку то? Да и происхождения своего она не стесняется. В конце концов, ее предки, ее семья - уважаемые люди, - Должно быть, это, все же, очень вас задело... - девушка позволила себе легкую улыбку, едва тронувшую ее губы, припомнив, как только что ее собеседница кричала в коридор что-то весьма обиженным тоном, - Прошу прощения, что стала случайным свидетелем... разрядки, - рыжая с пониманием склонила голову на бок. Иногда и самой хотелось покричать от досады, как, например, сегодня утром, когда Ивонн в очередной раз заставила наследницу уважаемой семьи магов почувствовать себя трехлетним ребенком, которого отчитывает мать.

+3

5

Гнев улетучился так же быстро, как и появился. Да, русская была не на шутку зла на мисс Каннингем, на столько, что стоило ей успокоиться, как началась дрожь. Такое часто с ней случалось.
Силясь не выдать этот факт перед ее невольной собеседницей, девушка плюхнулась на пол и прижалась спиной к ближайшей стене, запрокинув назад голову и глубоко вздыхая.
Собеседница заговорила. Настя далеко не дура и языкам обучена (в частности английскому), но даже так она вслушивалась в слова рыжей.
"Немка значит?", - пронеслось в голове у Серебряковой, стоило ей только распознать акцент.
С другой стороны, весь этот эксперимент - шанс для таких магов, как Серебрякова познакомиться с другими представителями этого ремесла. И, как говорится, первый блин комом.
- Да нет. Все хорошо, - заговорила русская. - Это ты извини, что ты стала свидетелем моей злости. Была причина.
Оглядев новую знакомую более внимательно, нежели удивленно-смущенным взглядом, как ранее, левая бровь девушки невольно скользнула вверх от удивления.
"Милая рыжая девушка в инвалидном кресле...", - констатировала наблюдение Серебрякова.
Поднявшись на ноги и, улыбнувшись, Настя протянула открытую ладонь девушке.
- Я Настя, Настя Серебрякова. Будем знакомы.
Был ли смысл представляться той, с которой они не увидятся после эксперимента? Однако, есть вероятность того, что в будущем, они могут встретиться в том месте, которое европейские маги именуют Ассоциацией магов. Если Настя, с ее способностями, сможет поступить...

+3

6

Анна улыбнулась, пожимая протянутую руку, мгновенно отбрасывая собственные не самые приятные мысли.
- Не страшно... Я сама сегодня примерно так же... - немка неопределенно махнула рукой, - Анна Филиппа фон... - начала было она и осеклась. А зачем, в конце концов, такое длинное имя называть полностью? Рыжая чуть нахмурилась и качнула головой. Все равно ее фамилия - то еще испытание для произношения. Да и зачем она кому-то? Они все здесь лишь для того чтобы выполнить свое желание. Не более. Пальцы свободной руки сжали ремешок сумки, словно это могло чем-то ей помочь в скорейшем исполнении ее желания.
- Просто Анна. Приятно познакомиться, - девушка осмотрела пустой коридор. Пожалуй, находиться здесь одной было не так уж уютно, как она полагала с самого начала, в конце концов, на нее мгновенно наваливались не самые радужные размышления о том, что может произойти, если ее постигнет неудача и она утратит магию, так ничего и не добившись, или же искалечит себя еще больше... Но в первом случае у нее хотя бы будет вариант вылечить свое тело и попытаться совладать с пустотой, что поселится внутри, передав метку рода кому-то еще, во втором же случае...
- Может быть... - Анна неуверенно закусила губу, не зная зачем вообще начала этот разговор, - Настя, не составишь мне компанию? Я знаю здесь на заднем дворе довольно милый сквер, - Анна практически не дожидаясь ответа потянула русскую за собой, включив двигательный привод на коляске, тихим гудением разогнавший тишину коридора, - Заодно расскажешь, что произошло, если конечно захочешь? Ну и если ты не против моей компании.
Девушка внезапно осознала одну простую вещь - ей действительно очень не хватало простого общения. Обычного человеческого общества. Ивонн, конечно, тоже человек, но она ведет себя в основном с позиции подчиненного, который не желает преступать черту субординации. И это временами напрягает.
Сквер и впрямь был довольно уютным и Анна радовалась тому, что не столкнулась со своей сопровождающей нос к носу - это был бы тот еще конфуз. Ей было бы крайне неловко, если бы Ивонн напустилась на нее с этим "ледяным взглядом, выворачивающим нутро наизнанку", как это окрестила сама Альвенслебен. Остановилась она только после того, как оказалась перед небольшой беседкой, увитой каким-то замысловатым плющем, еще не поддавшимся августовской прохладе и сохранившим зелень листвы.
- Кто же тебя так довел? - было странно перейти так резко на ты, но раз собеседница сама использовала такое обращение, то почему бы и не поддержать его? Коляска, повинуясь нажатию кнопки, выпустила шагающий механизм, помогая владелице взобраться по ступеням в беседку.

+2

7

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы не понять, что у девушки, с ярко выраженным немецким акцентом, да еще и приставкой "фон" были явно дворянские корни.
"Ну вот... Угораздило же еще на одну дворянку нарваться. Сперва англичанка, теперь немка, я себя прям, отбросом чувствую, среди всех этих "высоких" фигур", - первая мысль, что пришла в голову Насте, обычной русской девушке, стоило ей услышать это "фон".
Однако, как говорят, первый блин комом.
И эта, рыжеволосая, дворянка кардинально отличалась от встреченной ранее - она не стала задирать нос, а наоборот.
Казалось, что новой знакомой Анастасии, банально, не хватало общения, еще бы, что бы делала девушка в такой час, в Башне Алхимиков, одна? Ведь, на вид немке было не больше двадцати пяти лет, а, возможно, даже меньше. А факт того, что она всячески сжимала сверток в руках, не убежал от внимательного взгляда Серебряковой.
Но, озвучить свои мысли по поводу того, что эта девушка Мастер, она не успела - Анна, именно так звали дворянку, потянула ее за собой, чему, к слову, Настя и не сопротивлялась. Эта рыжая девушка вселяла некое тепло - уж больно было у нее доброе лицо, в отличие от высокомерия Мелани.
В детстве, Серебрякова часто хвалилась, что способна понимать других по их поступкам, словам и действиям. Отец, дед и мать всячески ее переубеждали, что это просто предвзятость, а не истина, но девочка верила. Так и сложилось, что в свои двадцать девять, Настя все еще предвзято ко всему относится и для нее, на первый взгляд, Мелани - глубоко забитая девочка, а Анна наоборот - сильная и способная постоять за свои слова. Ведь именно Анна не храбрится, что может все, не высокомерит, она просто... Ведет себя, как человек.
Потому-то Настя и не сопротивлялась тому, что Анна Филиппа фон Кто-то привела ее к беседке, в местном сквере.
- Ого, не думала, что тут и такое есть. - Вырвалось из уст русской.
Обнаружив, что помощь в преодолении ступеньки новой знакомой не нужна, девушка расслабленно уселась на ближайшую, к ней же, скамью. И тут же раздался вопрос от фон Кого-то.
- А это... - почесав затылок, глупо протянула Серебрякова. Что сказать: быстро "остывать" была одна из ее хороших черт. Так что, от момента высказывания и до этого Настя уже "остыла" раз десять. - Просто встретила одну, крайне неприятную особу. - Пытаясь сменить тему, на более приятную, она спросила. - Лучше скажи, я правильно понимаю, что у немцев, этот ваш "фон" это знак аристократии?

+3

8

Анна уложила на коленях свою сумку по удобнее на коленях, разворачиваясь к собеседнице лицом. Она и сама не нашла бы этот закуток, если бы не прогуливалась здесь с Ивонн.
- Ого, не думала, что тут и такое есть. - словно озвучивая ее собственную недавнюю реакцию на это местечко произнесла новая знакомая, заставляя Анну улыбнуться уголком губ.
- Красиво, правда? - девушка протянула руку и коснулась все еще зеленого листа плюща, - У нас дома раньше была похожая в саду... Ее построил дедушка, - задумчиво протянула она, сама не зная, зачем это все говорит. Может быть просто чтобы отвлечь себя от скручивающего желудок липкого страха, невольно поселившегося где-то внутри. Страх этот носил природу не осознанную, скорее уж безотчетный испуг потерять все навсегда. Именно поэтому Анна столько времени потратила на подготовку, так тщательно выбирала нужную легенду, нужный предмет.
От мыслей снова отвлекла Настя, заставляя слегка вздрогнуть. В сущности, приставка фон не всегда означает именно принадлежность к благородному роду. Но, в случае с Анной, это было так. Немка кивнула, припоминая, как однажды отец рассказывал ей, держа в руках тяжелую семейную хронику о том, какой длинный путь прошли ее предки вплоть до ее появления.
- Да, приставка фон, а так же ее варианты, означает два разных, как правило, случая - принадлежность к дворянству, или принадлежность к древнему роду, в редких случаях они сочетаются, - легкая улыбка, совершенно лишенная самодовольства, тронула ее губы, - Ты наблюдательная. Моя фамилия фон Альвенслебен, я не назвала ее не потому что побоялась чего-то... просто... - щеки ее заполыхали, а практически сразу за ними вспыхнули и уши до самых кончиков. Анна застенчиво опустила глаза на свои руки, качая головой.
- Просто потому что ее почти никто не может выговорить, - выпалила она, сверля глазами свою сумку.  Она все еще помнила, как лектор в Часовой Башне ломал и каверкал ее фамилию первые три раза, пока немка не вспылила и не попросила называть ее просто по имени. Это было унизительно, потому как столько вариантов она не слышала давно. В школе ведь умудрялись выговорить и не передергивали имя уважаемой древней династии.
- В общем, это ведь не так важно, да? Благородный ты или нет - у каждого из нас своя цель и она привела нас всех в одно место. Так? А значит уровняла в правах каждого стоящего на этой земле так или иначе, - заключила Анна, беря себя в руки и качая головой, - Так что... давай просто забудем что я "фон", ладно? - предложила немка, добродушно улыбаясь.

+3

9

"Зачем было так заморачиваться, ради одного эксперимента?" - Единственная мысль, что была на уме у русской девушки. По ее мнению, то создание целого города, ради одного эксперимента было... Лишней тратой времени. - "Зачем? Если призыв происходит в этой же башне, разместили бы всех кандидатов здесь, провели эксперимент и все. Поминай, как звали, когда все разъедутся по домам."
Из мыслей девушку вывела ее новая знакомая - немка (за происхождение не ручается, но по говору - точно немка).
Девушка назвала свою фамилию. Правда сказать, что первые мгновения после сказанного, Настя, которая английский-то учила еще в школе, а закрепила его в видеоиграх уже дома, несколько раз произнесла фамилию Анны по себя.
- Альвен...слебен. Альвенслебен, значит. - Боясь запнуться, чуть ли не по слогам произнесла русская. - Признаюсь: для неподготовленного человека фамилия и правда труднопроизносима. - Она улыбнулась Анне.

Казалось бы, все дворяне одинаковы, так думала Настя все время. Они высокомерны, эгоистичны и все такое прочее. Но, встретив, по сути, двух разных людей в одни день, узнав, что двое этих людей являются магами из знатных семей (для Насти, выросшей в обычной семье, не было разницы - знатный или дворянин) она, натурально, удивлялась этому миру. Одна - высокомерная, эгоцентричная и заносчивая, а другая даже свою фамилию (пусть Настя и не знала всей истории Альвенслебенов, да и не знала никого из Альвенслебенов в принципе) произносит без единой нотки самодовольства даже в мимике, а наблюдать это смущающееся лицо оказалось...
"Мила", - молнией пронеслось в голове Серебряковой. - "Очень мила."
Но улыбнуться, пусть и краем губ, склонив голову на бок, Анастасию заставило совсем другое, а не осознание того, что перед ней, в кресле, сидела милая девушка с рыжими волосами.
Однако, эту мысль русская решила не афишировать, а склонить все к шутке.
- А ты довольно милая, Анна Филиппа фон Альвенслебен, когда краснеешь. - Теперь улыбка была более чем заметна, ведь улыбалась Настя в открытую. - А если это не сверхсекретный секрет Альвенслебенов, то, с каким же желанием ты сюда прибыла, Аннушка? - Обращение было сказано по-русски, но Серебрякова даже не сомневалась, что смысл слова как-то ускользнет от Анны.

+3

10

- Признаюсь: для неподготовленного человека фамилия и правда труднопроизносима.
Труднопроизносима... Это очень мягко сказано еще. Это не просто труднопроизносимо. Это испытание на гибкость языка. Анна не поморщилась, когда Настя произнесла ее фамилию по слогам, медленно, стараясь не оговориться.
Рыжая качнула головой, все еще краснея и хмурясь. Это и в самом деле очень смущало. Настолько, что немка закусила губу и кивнула, соглашаясь с озвученным.
В сущности, ей нечего было стыдиться своих корней, но и излишней гордости ей эти самые корни не прибавляли. Были в роду и художники, и музыканты и политики... даже сейчас семья все еще имела политический вес, несмотря на прошедшие века истории, взлеты и падения.
- А ты довольно милая, Анна Филиппа фон Альвенслебен, когда краснеешь. - кажется, эта конкретная русская задалась целью вогнать ее в краску еще больше, заставить ощущать себя готовой взорваться паровой котельной установкой...
- Вовсе это не так, - протестующе возразила девушка и, стиснув пальцами ремешок сумки уставилась прямо в глаза собеседнице, - Я совершенно обычная, - немка тряхнула копной рыжих волос и огорченно наморщила носик. Странно было слышать комплименты в свой адрес, с использованием полного имени да еще от малознакомого человека. Анна почти готова была сказать, что это довольно неловко, когда Настя задала вопрос, заставивший Анну вздрогнуть.
- А если это не сверхсекретный секрет Альвенслебенов, то, с каким же желанием ты сюда прибыла, Аннушка? - девушка не сразу обратила на то, как Серебрякова на свой лад русифицировала ее имя. Не сразу, потому что в голове будто застучал молоток. Краска разом отлила от ее лица. Цель, ради которой она здесь... Причина.
- Это не сверхсекретно, - глухо отозвалась Анна, хмуря брови и рефлекторно обхватывая обеими руками свою сумку, в которой, разом потяжелевший, лежал катализатор, - Это очень личное... Но ты будешь смеяться, - покачав головой заявила Альвенслебен, отводя в сторону взгляд. Все собрались здесь ради какого-то желания. Каждому что-то нужно. У кого-то это глобальные цели, кому-то хочется достичь Акаши, кто-то хочет изменить мир... А она что же? Она ничего не хочет для себя. Даже ноги ей не нужны, смешно подумать. Наверняка ведь каждый, кто ее видит, думает, что она хочет излечить свою инвалидность. Она могла бы не рассказывать... Но, что с того, если кто-то узнает? Ничего страшного не случится. В конце концов, все они разойдутся после призыва в разные стороны. И никому не будет до этого дела. Решиться рассказать, правда, стоило волевого усилия.
- Да и всех Альвенслебенов осталась только я, - это прозвучало почти обыденно. Как новостная сводка. Анна свыклась с этой мыслью за шесть лет, но принять и смириться так и не смогла, - Это довольно нелепое и детское желание, - продолжила она, машинально поглаживая кожаную сумки пальцами, будто ее могла услышать не только Настя, но и кто-то еще, - Я всего лишь хочу спасти человека. Одного человека, который спас меня. Моего отца.
Девушка подняла взгляд на собеседницу и чуть улыбнулась, словно говоря - "вот видишь, какая нелепость, ничего особенного".
Ей не хотелось ни мирового господства, ни запредельной силы. Она даже готова была отдать всю свою имеющуюся, только бы суметь воплотить свое желание в жизнь.
- А ты? Что тебя привело сюда? - меняя тему поинтересовалась девушка, глядя Серебряковой в глаза. Не факт, конечно, что русская расскажет... Странно даже, что она умудрилась так легко выболтать ей свое собственное желание. У брюнетки есть полное право не распространяться о таких вещах. В конце концов, они едва знакомы.

+4

11

Неизвестно, на что надеялась Анна, говоря, что Настя будет смеяться над ее желанием спасти близкого человека. Наоборот, с лица русской сошла любая радость, заменяя ее серьезностью. Как-никак и она прибыла сюда с подобным желанием.
- В этом нет ничего смешного, Анна Филиппа. - сухо, и словно обращаясь не к рыжеволосой девушке, а к пустоте перед собой, заговорила Настя. - Желание спасти родного человека это не смешно. - Она словно перенеслась назад. Обратно в Корсаков, к ее больной матери. - Я приехала с похожим желанием. Мои учителя: дед и отец умерли. А моя мать больна. Я приехала сюда в надежде получить желание и спасти ее. Я понимаю, что мертвых к жизни вернуть нельзя, и логичнее было бы желать вернуть отца, ведь я не знаю о своей же магии многого. Даже сейчас я способна потянуть не слишком сильного Слугу, как мне сказали. Но я не хочу терять еще и мать. - Девушка позволила себе улыбнуться и, наконец, заметила лицо немки, смотрящее на нее. - Прости, что вот так все выпалила. С самого прибытия сюда я держалась отдельно. Ведь не попадаю ни под западную, ни под восточную магию.

Решив сменить тему, да и заметив, как Анна прижимает к груди сумку, Серебрякова, пересилив свою скромность, спросила.
- А что в сумке? Ты так прижимаешь ее, словно там бесценное сокровище какого-нибудь короля королей из Месопотамии? Это твой катализатор? - Нет, Настя не требовала прям всю подноготную рассказывать. Просто поинтересовалась, в надежде, что тема приживется, чтобы уйти от неудобной темы спасения родственников. - Нет, если ты не хочешь рассказывать, то не надо. Мы же едва знакомы. - Словно подтверждение своих мыслей, сказала русская. Требовать от Анны ответа было бы крайне некрасиво. Но любопытство очень уж разрывало брюнетку изнутри. Да и ее катализатор - кусочек ржавчины, или ржавого металла, или чтобы это не было, но он лежал у нее в кармане куртки. И так бы он и лежал там, до самого призыва, если бы не желание Анастасии выглядеть еще более дружелюбно.
- Вот, к слову, то, что вручили мне. - она извлекла из кармана этот, оранжевого цвета, кусок, демонстрируя его Анне. - Знакомься: мой катализатор. Правда, я не знаю, какого разрушителя миров можно призвать с помощью этого куска ржавчины.
Девушка улыбнулась. Все же алхимики посчитали ее слишком слабой. Да и сама она считала себя слабой. Но ведь, любую слабость можно превратить в преимущество, а любую палку в оружие.

+2

12

- Желание спасти родного человека это не смешно. - Анна не знала, как охарактеризовать чувство, возникшее после этих слов, кроме слова "облегчение". Остальные бы смеялись. Анна слышала украдкой чужие разговоры. Желания отличались грандиозностью и размахом. И только она чувствовала себя крайне странно среди этих людей, не имея масштабных стремлений, которые повлияли бы на судьбы всего мира. Всего одно, но очень сильное желание. Спасти. И оно казалось единственным, придающим ей силы жить дальше.
Анна не перебивала Серебрякову, внимательно слушая ее, хмурилась слегка и видела в ней... схожесть с самой собой.
- Мертвых нельзя вернуть. Ушедшие исчезают навсегда. Каким бы великим ни было чудо, оно может повлиять лишь на живых, - еле слышно прошептала девушка, понимая в тишине беседки Настя все равно ее услышит. Пальцы сильнее сжались на ремешке сумки. Должно быть, это очень больно, знать, что от тебя может зависеть чья-то жизнь. В конце концов, сама Анна не думала об этом, даже если от ее желания будет зависеть жизнь ее отца... Насте куда сложнее, она знает, что ее мама страдает от болезни и ей нужно лекарство. И она пытается его достать любыми средствами.
Спасение... чудо... Всем нам нужно что-то, - рыжая закусила губу, качая головой.
- Я надеюсь, у тебя все пройдет удачно, - совершенно серьезно произнесла Анна, глядя русской в глаза. Но та, вновь удивив Альвенслебен, засыпав ее вопросами совсем по иной теме.
- А что в сумке? Ты так прижимаешь ее, словно там бесценное сокровище какого-нибудь короля королей из Месопотамии? Это твой катализатор? - вопросы возникали с такой скоростью, что девушка едва успевала концентрироваться на них и отвечать хотя бы мысленно и потому ответила только на два из них.
- Катализатор, - сдавленно пискнула девушка.
- Прости, что вот так все выпалила. С самого прибытия сюда я держалась отдельно. Ведь не попадаю ни под западную, ни под восточную магию.
- Это нормально. Я тоже не попадаю ни под одно понятие о традиционности... - кивнула Анна, - Во всяком случае в чистом виде. В конце концов, меня больше привлекают другие виды магии, нежели те, что привыкли давать в Часовой Башне.
Анна круглыми глазами уставилась на ржавое нечто. На губах невольно расплылась улыбка. Анна точно знала кого хочет призвать... Но вот рассказывать этого она не хотела. Это личное. Очень личное. А от того, что она покажет - ничего не случится. Ведь так? Анна неторопливо открыла сумку, вытаскивая сверток алой бархатной ткани и бережно развернула его. Ничего примечательного... Всего лишь серый плоский камень, явно отколотый от чего-то большего с обколовшейся надписью на латыни, кажется, но точного текста Анна не знала. "Arto..." - единственный четко читаемый фрагмент, который мог быть на первый взгляд чем угодно.
- Вот, - по куску камня не определишь ни его возраст на глаз, ни чего-то еще. Просто серый булыжник, - Это все, что у меня есть, - серьезно произнесла девушка, - Не знаю, удастся ли мне... У меня два варианта - или я утрачу магию и встану на ноги, или я смогу добиться успеха... О третьем думать не хочу, - натянуто улыбнулась девушка, касаясь пальцами холодного осколка надгробия.

+2


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Личные эпизоды » Никогда не знаешь: где найдешь, а где потеряешь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC