Fate/Labyrinth of Worlds

Объявление

После окончания Пятой Войны в Фуюки, система Высшего Грааля была демонтирована, как и настаивал на том Вэйвер Вельвет вместе со своей ученицей, однако вместо запланированного уничтожения, Ассоциация Магов приняла решение сохранить её, как потенциальный объект для исследований в будущем.
ПРОВЕРКА АНКЕТ:


Мастеринг - активный, сложность - высокая. Присутствует срок на написание игрового поста.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Личные эпизоды » Reign of Fire


Reign of Fire

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://se.uploads.ru/t/8CoER.jpg

Дата и время:
12.08. Смеркается.

Место действия:
Карманное измерение, средневековый тематический парк футуристического города.

Участники:
Утер Пендрагон, Вортигерн.

Краткое описание:
В тематическом городском парке, стилизованном под средневековье появляется неизвестный Слуга, объявляющий себя королём и занимающий самую высокую из замковых башен. Появление данного субъекта тут было бы не столь и неожиданным, если бы не его странные действия… Героический дух объявил часть городского парка своей «землёй», и запретил там появляться, кому бы то ни было кроме находящихся роботов из обслуги, именуя при этом их «крестьянами», свои же новоприобретённые владения Райдер объявил не иначе как «Остров Британия». Разумеется, заслышав о таких причудливых новостях, Утер Пендрагон просто не мог ни отправиться навестить новоиспечённого узурпатора.

+2

2

Огромное колесо обозрения высотой с девятиэтажный дом застыло неподвижно, подобно гигантскому поверженному зверю. Да и вообще эта часть парка представляла собой постапокалипсическую картину, хотя всего пару дней назад ничем не отличалась от остального города. Данный сектор был выполнен в стиле средневековой эклиптики, сочетая в себе футуристические и в то же время старинные черты. Как то величественный выполненный из массивного камня староанглийский замок и всего в нескольких десятках метров от него вполне себе современные детские аттракционы.
Странно, что такое место могло понравиться королю-дракону, но, в общем-то, выбирать ему было и не из чего. В этом игрушечном мирке, а о том, что он находится в измерении иллюзорном, Вортигерна уже уведомил его мастер, вряд ли можно было найти что-нибудь лучше и аутентичнее этой дешёвой пародии на его любимый остров. Мрачная и в то же время злорадная ухмылка появилась на искажённом, подобием драконьей гримасы, лице Райдера.
«Пойти, что ли осмотреть свои владения», – странная и какая-то забавная мысль мелькнула у него в голове. – «Да, владения же у меня такие обширные», – продолжал сам себя веселить Узурпатор.  – «Пожалуй, за один день даже на быстром коне всё не объехать». – Вортигерн не выдержав, громко и безумно расхохотался. И впрямь этот самый Грааль, о котором ему говорил человек-тень, был большим шутником. Тому, кто всю свою жизнь являлся олицетворением всей Британии дать во владения, словно жалкую насмешку кусок площадью всего несколько квадратных ярдов. Вот и сейчас сидя в глубоком кожаном кресле, которое единственное ему тут напоминало собственный высокий трон, Героический Дух легендарного валлийца вовсе не был счастлив.
Мастер уже проинструктировал его о странных дверях, которые тут и там попадались на территории виденной королём. «Они могут вести куда угодно, например, даже в Британию твоих времён», – помнил он его слова. Но дело в том, что нынешний Вортигерн являл лишь жалкую копию самого себя. Подобие, фальшивка, нечто искусственно созданное прихотью чудовищной силы и в реальный мир дороги ему уже нет, ведь недаром обещанный добрый король изгнал его раз и навсегда с берегов родной земли, пронзив святым копьём его чёрное сердце. Да и, по словам мастера, реальный мир уже давно не тот, каким был во времена рыцаря в тёмных доспехах. Время Авалона, и правившего там Оберона, а также фей и колдовства давно кануло в прошлое, столь любимая королём Эпоха Тайн давно ушла в небытие, навсегда уступив место Эпохе Людей. То чего он так боялся и так жаждал предотвратить, свершилось! Страшно скрежеща зубами Вортигерн грозно прокричал: «Будь проклят ты Артур, и все твои потомки, вы всё-таки сгубили Британию, как я и предрекал»!
Чтобы несколько отвлечься от дум столь неизбежно тянущих его в прошлое, которого больше нет, Вортигерн хмуро взглянул в окно. На когда-то изумрудно-зелёной, а ныне бледно-жёлтой лужайке методично и циклично, словно заезженные пластинки копошились несколько болванов. Надобно заметить, что королю были незнакомы слова робот и робототехника, и этих странных человекоподобных существ он окрестил сим наречением, означающим бездушных и глупых кукол. Внезапно жестокий приступ ярости овладел тёмным воином, ему захотелось превратить в пыль, пепел и развеять прах от этих бесполезных на его взгляд созданий, но немного подумав, он решил, что использовать драконью атаку для уничтожения этих ничтожных червей нецелесообразно. А потому подмигнув сам себе и недобро усмехнувшись, выйдя из замка, он как бы невзначай разнёс в дребезги этих никчёмных механических существ. От свершённого на душе у тирана стало чуть легче и веселей.
«Надо же», – подумал он, – «Прямо как в старые добрые времена». – Уставившись при этом на разноцветные искрящие детали внутри распотрошённых роботов, которые были так не похожи на привычные его взору человеческие внутренности. Внезапно Вортигерн припомнил ещё одну вещь, что сообщил ему недостойный плебей – его Мастер. Та безграничная сущность, что призвала его к нынешнему существованию, хоть и в столь убогом образе, способна исполнить самые святые и сокровенные мечтания, а для этого всего лишь надо убивать, убивать и как можно больше, всех подряд и в особенности Слуг. Что же, Вортигерну это нравится, он обязательно приложит все усилия, чтобы уничтожить как можно больше, если понадобиться то и вообще всех, и обязательно исполнит свою мечту и вернётся во времена Авалона. Туда, где людишки знали своё место, а величие магии было воистину безмерным.
«Ух ты, а ко мне кажется гости», – если бы мощный шлем не скрывал физиономию рыцаря, то наблюдавшие его в этот момент увидели бы на ней звериный оскал, подобный хищному животному. Вслед за этим приступ безудержного смеха снова раздался, оглашая всю окрестность. Сорвавшись с места, подобно пылающей звезде, Вортигерн устремился вперёд навстречу предполагаемому противнику. Ища его, будто заправская гончая, собирающаяся разорвать в клочья. Уже через пару мгновений, он был на самой возвышенной в этой местности точке, а именно на вершине выведенного из строя чёртового колеса, зорко обозревая окрестности.
– Что же, развлечёмся, незваным гостям я всегда рад, может быть, даже удастся попировать. – Произнося это, желчь и ехидство сквозили во всём его облике.

Отредактировано Vortigern (2017-08-14 10:58:19)

+4

3

День приближался к концу. Тени становились длиннее, сумерки - более густыми и плотными, и стоящий между тьмой и светом город приобрел размытый и немного ирреальный вид. Скоро должны были зажечься фонари, возвращая миру утраченную резкость, однако их время еще не пришло, а потому неясная муть почти безраздельно царила на безлюдных улицах. Лишь Утер и его транспортное средство бросали ей вызов.
Это было странное зрелище. Футуристический автомобиль - гладкий, обтекаемый, похожий на каплю дождя, отлитую в металле и пластике, за рулем которого сидел мужчина, облаченный в средневековый пластинчатый доспех. В обычной Войне Грааля Сэйберу наверняка бы пришлось переодеться в современную одежду, чтобы не привлекать излишнего внимания, но на этой не было посторонних глаз, от которых надо было прятаться. Утера же подобное не волновало.
Ему нравилась машина. Пожалуй, первая вещь, которая пришлась ему по душе c момента призыва. Быстрое средство передвижение, способное с легкостью обогнать любого, даже самого резвого скакуна, не знающее усталости, и не нуждающееся в обычной пище и воде.
"Похоже, что высокие технологии - действительно неплохая вещь", - подумалось Пендрагону, когда он сел за руль и сделал первый круг. - "И почему люди все еще держаться за магию, если их ум способен создать подобное и без противоестественных уловок?"
Вопрос занял его сильнее, чем можно было ожидать, но Утер не стал задумываться над ним надолго. Он был воином, и, хотя любил предаваться размышлениям на досуге, стезя философа была для него закрыта. К тому же, сейчас его отвлекали более насущные дела.
"Остров Британия, значит?" - мысленно произносил он, глядя на выраставшие впереди башни парка развлечений. - "Ну-ну".
Даже слепой, сумасшедший и глупец, видевший в своей жизни хотя бы один замок, не смог бы принять это место за подлинное укрепление. Стены были слишком низкими, в них было множество отверстий, цитадель была расположено неудачно – «крепость» не выдержала бы и дня осады. Утер понимал, что это место было ничем иным, как гигантским театром, в котором гости могли притворяться обитателями прошлого, но все равно оно не могло не вызывать у него презрения. Как и тот, кто осмелился назвать его в честь страны Избранника Кометы.
Сэйбер остановил машину, лишь почувствовав другую Героическую Душу- на противоположной стороне улицы от парка. Выбравшись из нее, он бросил короткий взгляд в сторону гигантского сооружения, на котором ощущалось присутствие противника. Не обладая навыком Ясновиденья, Утер не мог разглядеть его во всех деталях, но это было и не нужно. Хоть он и выглядел размытой темной точкой, вне всякого сомнения, он был таким же участником войны, как и Сэйбер.
Он выбрался из машины, а затем снял с второго сидения лежавший там мегафон - еще одно изобретение современной эпохи, которое показалось древнему герою полезным.
- Я - Утер, Король, Избранный Кометой, - сказал он, и усиленный механизмом его голос разнесся над луна-парком. -
Предстань предо мной и дай ответ, почему ты осмеливаешься называть это место Британией... Или сгоришь в огне вместе с ним.

Отредактировано Uther Pendragon (2017-08-15 16:45:00)

+4

4

Охотничий азарт переполнял воина-дракона в чёрных латах, он практически уже не находил себе места от предвкушения. «Ну, когда, когда?  Где ты, покажись, наконец?! Мне уже так не терпится разорвать тебя на мелкие кусочки!»
Ужасный монстр заключённый внутри Вортигерна, что было силы, старался вырваться наружу, и сдерживать его воистину доставляло немалый труд. Так к чему нелепые ожидания, может быть уже пора превратить всё вокруг в безжизненную, выжженную пустыню, тем самым уничтожив трусливого врага, который продолжает настойчиво скрываться. Воин готов уже был дать волю своему настоящему я, как тут до его слуха донеслась некая речь, полная вызова, дерзости и самонадеянности. Зоркий взгляд короля тут же с лёгкостью определил источник, откуда доносился сей звук. Не так уж и далеко, всего лишь на противоположной стороне дороги находился тот самый героический дух, чьё присутствие он совсем недавно почувствовал.
«Однако, какая наглость, да как он посмел! Обращаться ко мне с помощью этой вещи, похожей на что-то вроде сигнального рога…», – уже один этот факт привёл Вортигерна в неописуемое бешенство, что уж и говорить о совсем неучтивых словах незваного пришельца. Странная нервная ухмылка больше похожая на тик возникла на его физиономии, которую всё ещё скрывал массивный шлем. Вне себя от страшного гнева, Райдер одним лишь лёгким движением разрубил мощнейшие стальные тросы, что удерживали махину, на которой он находился. С сильнейшим грохотом и треском, но лениво и медленно, огромная стальная конструкция как бы нехотя двинулась вперёд. Будь на месте Вортигерна кто-нибудь другой ему бы уже, скорее всего, пришлось несладко, однако благодаря классовому навыку, британец вполне себе удерживал равновесие, всё время, оставаясь в высшей точке вращающегося колеса. Тем временем, громадина подобно гигантскому исполину давила и уничтожала всё внизу, постепенно приближаясь к маячившему вдалеке врагу и так же неумолимо приближая самого Вортигерна к поверхности земли. В этот момент король-дракон был подобен светлому божеству с горы Олимп, стоя твёрдо и непоколебимо, наблюдая, как гибнут внизу мелкие и слабые букашки. Из-за свирепой злости смысл слов обращённых к нему неизвестным Сэйбером стал ему не сразу доступен.
«Утер?», – мелькнуло у него в голове, – «Он сейчас что, назвал себя Утером? Не может этого быть!». – Хотя зная иронию и чёрный юмор Грааля, Вортигерн был не слишком удивлён. Утер, тот самый его брат, что провёл свою жизнь в бесконечных войнах с германцами-саксами и так и сгинул на очередной из них, несмотря на бесчисленное множество побед, тем самым расчистив путь к трону королю-дракону. Вортигерн заметно побледнел, будто бы печать тревоги коснулась его лица. И вправду, ему вдруг стало очень грустно.
«Ах, Утер, мой ближайший родственник… Так вот при каких нетривиальных обстоятельствах судьба назначила нам встречу. Я так сожалею, мне и в самом деле очень жаль…», – при этих похожих на раскаяние мыслях Вортигерн как будто бы искренне просил прощения, даже чуть наклонив свою голову в знак скорби.
Всё разрушающая машина смерти, созданная из аттракциона мановением воли Райдера, немного покачнулась, вместе с этим заметно накренившись и поменяв маршрут, который до этого казался незыблемо утверждённым, так и не достигнув намеченной цели. Стоило Райдеру оставить эту импровизированную колесницу, как она тут же начала разваливаться, потеряв то магическое ядро, что приводило её в движение и сохраняло целостность вопреки физическим законам.
«Да, Утер, мне на самом деле очень жаль…», – тело Райдера грузно, но ловко приземляется точно на крышу футуристичного, обтекаемого автомобиля в форме капли воды, сплющивая его до состояния бесполезного металлолома. «Жаль, что я своими руками тебя не прикончил, и вдвойне жаль, что позволил твоему сыну, вырасти!», – истинная сущность воина-дракона, наконец, взяла верх над наигранной семейственностью. Вортигерну было глубоко наплевать на всех своих родственников, которые только то и делали, что собственными никчёмными жизнями лишь мешали ему. Что же касается дражайшего братца Утера, то в глазах воина в чёрных доспехах, тот был обыкновенным недалёким солдафоном, провоевавшим всё своё королевство. Но, а величайшим его грехом было конечно сокрытие от Вортигерна законного наследника престола, что, в конце концов, стоило дракону и короны, и жизни.
«О, если бы я смог придушить змеёныша ещё в колыбели, всё сложилось бы иначе. Перипетии высших сил, и впрямь бывают иногда неисповедимы…», – вальяжно усевшись наверх того, что раньше, по всей видимости, являлось неплохим транспортным средством, Вортигерн находясь буквально в метре от своего противника, лениво и как бы нехотя проговорил.
– Кажется, я немного повредил твою повозку, что же, такому суровому воину как ты, должно быть, не привыкать, ведь гоняясь за саксами ты, наверное, прошёл пешим маршем ни одну сотню миль, не правда ли? – Произнося это, Вортигерн заставил исчезнуть собственный шлем, дабы дать врагу возможность лицезреть себя. И хотя его лик был до неузнаваемости изуродован с правой стороны, благодаря шутке Грааля, воин-дракон был уверен, что брат его всё равно сможет узнать. И глупые вопросы, почему он называет это место Британией, исчезнут сами по себе. Важно будет добавить, что Вортигерн посчитал излишним представляться и приветствовать оппонента, поскольку давно изжил все остатки общечеловеческой этики, заменив её драконьим высокомерием, как и долженствует высшему существу. Ухмыльнувшись отчего, его щека разошлась почти до самого уха, с безумным и в тоже время озорным огоньком в глазах, Вортигерн продолжал.
– Слушай, ты сказал, что намерен сжечь здесь всё дотла, ты всерьёз уверен, что и в правду сможешь это сделать? – Внезапно зрачки тёмного рыцаря стали похожи не на глаза человека, а на подобие взора рептилии.

Отредактировано Vortigern (2017-08-19 22:04:13)

+2

5

Это было впечатляюще. Гигантское колесо пришло в движение, и на ум Утеру невольно пришли слова одного философа древних времен. Король не знал имени этого мудреца, но его трактат, изученный им в глубоком детстве, глубоко запал ему в душу. И в одной из его глав мыслитель говорил об истории, сравнивая ее с колесницей богов, которая мчится по миру людей, безжалостно сокрушая и перемалывая всё, что попадается на ее пути - жизни людей, города, государства и целые народы. Конечно, это была лишь метафора, как и гигантский обод, приближавшийся к нему, был лишь машиной для развлечения, но всё еще чувствуя боль от осознания своего поражения, Сэйбер не мог не увидеть в этом нечто большее - знак судьбы, или, скорее всего ее усмешку.
Да, это было впечатляюще.
Настолько же впечатляюще, настолько и бессмысленно.
Колесо обозрения не было транспортным средством, и, хотя возвышавшийся на нем Слуга и мог управлять его движением (не иначе как за счет Верховой Езды), оно не представляло никакой опасности для Избранника Кометы. Он мог легко свалить его, не прикладывая особых усилий - как минимум четырьмя способами. И поэтому Утер просто стоял и ждал попытается ли "король Британский" сделать это.
Однако, тот оказался умнее, чем можно было ожидать. Умнее и несколько подлее - если быть точным. Потеря транспортного средства не вызвала у Пендрагона-старшего особенных эмоций - в конце концов, это был лишь один из механизмов, которых было полным-полно в искусственном городе.
"Уж не сделал ли ты это из зависти, самозванец?" - хотел поддеть он незнакомца. - " Ты похож на фигляра, который катиться на бочке, только еще смешнее"
Однако, тот неожиданно упомянул саксов, и острота так и не слетела с уст Крушителя Саксов.
"Он знает меня", - осознал он, отбрасывая мегафон на землю и материализуя меч.
Конечно, было возможно, что Слуга просто знаком с его легендой. Однако, то, как были произнесены эти слова не оставляли у Утера сомнений в том, что судьба сводила его с этим героем - и скорее всего при жизни. А когда черный рыцарь заставил свой шлем исчезнуть, у него исчезли последние сомнения.
- Вортигерн, - выдохнул Утер со смесью удивления и насмешливости. - Ну и уродская же у тебя рожа, братец. А я-то думал, что твоя старческая физиономия была отвратительной
Да. Избранник Кометы действительно обрадовался, увидев убийцу брата, того, кто вынудил его бежать из Британии еще ребенком, и покровителя саксов, пустившего их на Альбион.  Звезды определенно были на стороне сегодня - было лишь четыре человека, которые бы вызвали в душе Утера больший энтузиазм.
"Конечно, это не Мерлин", - подумал он, чувствуя, что по телу уже разливается радостный азарт. - "Но для начала сойдет".
- Думаешь, что раз тебе повезло не сгореть в той башне, то и спасешься и сейчас? - произнес Пендрагон, продолжая смеяться. -  Давай проверим. Вернись в свое логово и посиди там недолго. И все закончится быстро.

Отредактировано Uther Pendragon (2017-08-24 00:07:11)

+3

6

Слушая весь тот нелепый абсурд, что говорил ему так внезапно появившийся братец, Вортигерн оставался спокойным, словно удав и даже с умилением хищника смотрел на свою ничего неподозревающую жертву.
«Вот же глупец», – думал он, – «Ему ещё весело… Ну что же интересно, как он будет радоваться дальше.»
Однако странные слова, сказанные Утером в перерывах между приступами неуместного хохота, заставили короля кое-что вспомнить.
«Башня?», – пронеслось у него в голове. Это слово явно навевало какие-то не очень приятные воспоминания. Артур, Ронгоминиад, всё это были составные части одного события. Так же как и тот самый крепостной донжон, в котором он забаррикадировался во время уже, казалось бы, проигранной битвы. Ненависть Вортигерна к людям находившемся у правления его любимой страны была настолько велика, что будучи на грани поражения, он решился на самые отчаянные меры, отказавшись от своей собственной человеческой сущности, ради достижения желанной цели. И вот сейчас проклятый Утер своими бездумными высказываниями разбередил рану, которой никогда не суждено зажить.
«Все эти доблестные защитники слабых и угнетённых на деле лишь кучка бесполезного и вредного сброда, которые в конечном итоге с обещанным королём во главе привели цветущий остров к катастрофе, посеяв невиданную разруху. И ты, Утер, один из них и ответишь мне за грехи своего сына и всех остальных его прихвостней!»
От таких размышлений гнев всё более и более разгорался в чёрном сердце дракона. Вместе с тем, Вортигерн чувствовал себя очень счастливым, ведь сама капризная судьба благословила его удачей, дав шанс уничтожить тех, кто лишил Британию будущего. Неожиданно безудержно рассмеявшись, практически в унисон с Утером, отчего разрыв на его щеке увеличился вдвое, обнажив звериные клыки, Вортигерн медленно и как бы нарочито несерьёзно поднялся на ноги, при этом покачиваясь как заправский моряк.
– Утер, ты считал мою старческую физиономию отвратительной? – Нагло и в тоже время с плохо скрываемой издёвкой, проговорил воин в тёмных доспехах. – Тогда как тебе такой видок? – При этом Вортигерн коснулся рукой своей изменённой стороны лица, отчего та вся пришла в движение, а разрыв на скуле раздался настолько, что стала видна не только челюсть, но и ужасный монстроподобный язык. И Вортигерн не побрезговал его продемонстрировать, назло устраивая врагу нечто вроде мерзкого фрик-шоу.
– Неплохая шутка со стороны Грааля надо мной, как ты считаешь, а? Что же касается того игрушечного замка, то можешь сжечь его хоть прямо сейчас, я ведь прекрасно понимаю, что это дешёвый эрзац и подделка и ничуть им не дорожу.
Внешне Вортигерн казался спокойным и всей своей мимикой и жестами демонстрировал полную расслабленность и некое равнодушие. Даже самый опытный психолог, наблюдая его в данный момент не смог бы предсказать, что всего через пару долей секунд чудовище ринется в мощнейшую, будто океанский вал, сокрушительную атаку.
Разведя руками в манере, а-ля я сделал всё что мог, Узурпатор ласково улыбнулся стоя перед Кометным королём. Вдруг его левая рука стала деформироваться, покрываясь драконьей чешуёй – непревзойдённой бронёй поверх разорвавшихся доспехов, а за спиной появилось гигантское пластинчатое крыло, которое с лёгкостью дотянулось до Утера, с размаху отправив того в полёт, как невесомую пушинку. После чего с силой оттолкнувшись от земли, при этом продавив её, воин-дракон пошёл на таран, намереваясь впечатать своего противника в один из близлежащих аттракционов, а именно американские горки, по которым уже на огромной скорости мчался целый состав вагонеток.
– Следующая остановка Трон душ и ты, Утер, сходишь! – Яростно выкрикнул Вортигерн, удобнее перехватывая в руке свой меч, дабы нанести решающий удар.

+3

7

- Ты будто гордишься своим уродством, - усмехнулся Утер, глядя на то, как плоть его родственничка ведет себя подобно разворошенному муравейнику. - Или хочешь, чтобы я кинул тебе монетку за представление?
Вортигерн действительно выглядел отвратительно.. Или нет, назвать это зрелище так было бы преуменьшением. Куда лучше бы подошло "отвратительно" или даже "тошнотворно". И дело было даже не в том, как выглядело копошащееся мясо - сам факт того, что могло существовать нечто подобное Вортигерну, вызывало у Утера глубокое и сильное отторжение.
Однако, сейчас это не имело значения.
Битва уже началась. Пусть Избранник Кометы и Дракон-Узурпатор еще не успели обменяться первыми ударами, но они оба уже были захвачены ее течением, и уже не могли уклониться от кровопролития - даже если бы оба этого захотели. И как всегда, когда начиналась схватка, все лишнее - эмоции, абстрактные соображения, и даже нравственное чувство, отступали на второй план. Всё это сметала мощная сила, пробуждавшаяся в глубине его души в подобные минуты - свирепая радость, исступленное боевое безумие, которое растекалось по венам, заставляя каждую клеточку тела гореть стремлением столкнуться с силой противника, превзойти его и взять над ним вверх.
Это было знакомое ощущение - его можно было назвать верным спутником Пендрагона, который был с ним с первых шагов и до последней битвы. Он любил сражаться, и сражался всю жизнь - и потому, хотя психолог не смог бы предсказать удар Вортигерна, чутье Утера подсказало ему за секунду до того, как  тот был нанесен.
Он вскинул руку, защищаясь, и принял драконье крыло на латную рукавицу. Рука немедленно взорвалась болью, но Утер не обратил на это внимания - его сознание превратилось в сложнейший механизм, высчитывающий все возможные вероятности развития событий.
- Нет, - произнес он со спокойствием, неуместным в данной ситуации. - Cначала ты.
Сэйбер развернулся в полете, приземлился на рельсы, а затем оттолкнулся от них и взмыл навстречу своему монстроподобному брату. В полете он замахнулся мечом, будто пытаясь разрубить Вортигерна, но вместо этого, в последний момент выставил вперед эфес - так чтобы навершие врезалось прямо в лицо Узурпатору.

Отредактировано Uther Pendragon (2017-09-05 23:27:18)

+2

8

Вортигерна даже немного позабавило, что Утер до сих пор видит в нём того жалкого старика, кем он когда-то и являлся.
«Глупый брат всё ещё находится в плену у своих человеческих эмоций и стереотипов», – вальяжно думал он, – «Этот закоснелый вояка так и не понял, что я уже давно отринул всю свою людскую сущность, став чем-то гораздо большем». Но что-либо разъяснять, кого-то убеждать и тем более доказывать, нет уж, увольте, королю-дракону не было совсем никакого дела до ничтожных человечков с их крохотными и убогими мотивами и подчас престранным поведением. Бытие высшим существом обязывало его жить и действовать согласно со своей ипостасью, а посему он попросту уничтожит назойливую мошку, что посмела пробудить в его давно спящем сердце неприятные воспоминания.
– Утер! – Гневно прокричал он. – Как смеешь ты поднимать на меня меч, восставая тем самым против самой Британии?! Неужели в твоей чёрствой душе не осталось и капли благоразумия?! Не ты ли защищал остров от вероломных саксов, а теперь пытаешь уничтожить само его олицетворение?! Не логично, правда? Я бы даже сказал, что безумно! – Говоря всё это, Вортигерн был преисполнен величия и деланной суровости, мня себя полностью праведным правителем. Но история судила иначе, в ней его имя прочно закрепилось рядом с такими определениями, как узурпатор, тиран и кровавое чудовище. Осознавал ли сам Вортигерн, кем является на самом деле – скорее всего, нет. Ведь он искренне хотел больше всего на свете только спасти и защитить любимую страну, а мелкие издержки, что стояли на пути к его цели, он никогда не считал чем-то важным, и тем более значительным. Отсюда проистекало его полное непонимание того почему Артур намеревался его свергнуть, ведь тёмный воин являл собой стабильность, незыблемость и законный порядок, то есть краеугольный камень находящийся в основе мощного государства.
И вот сейчас воспламенённый слепой яростью рыцарь летел на врага подобно стотонному локомотиву на огромной скорости и лишь в последний момент успел заметить, что его противник сумел неплохо выпутаться из сложной ситуации и умело изготовился к поединку. Но разогнавшись остановиться, было уже невозможно и всё что смог сделать Вортигерн, это попытаться минимизировать потери. Буквально в последний момент, слегка уклонившись, так чтобы на острие чужого меча попало не его лицо, а лишь гигантское драконье крыло. Тем не менее, жгучая боль пронзила всё тело узурпатора, дикий вопль больше похожий на драконий рёв вырвался из его глотки, тут же сменившись на некое жалобное стенание, при этом всё лицо воина перекосила ужасная гримаса физического страдания. Но тут же придя в себя, Вортигерн схватил врага за горло рукой в драконьей броне-чешуе и, не останавливаясь, проволок последнего, словно терьер жалкую тряпичную куклу, сокрушая телом Героического Духа все окружающие предметы. После чего с пренебрежением и отвращением отбросил в сторону, как ненужную и использованную вещь.
– Вот видишь Утер, судьба на моей стороне, я спасу Британию и те, кто стоят у меня на пути рассыпятся в прах! – Сказав эту короткую тираду, дракон обратил внимание на зияющую рваную дыру у себя в крыле, оставленную вражеским мечом. Крупные капли крови, словно обильная багровая роса покрыли края немалых размеров раны. Высунув страшный рептилоидный язык, Вортигерн с упоением слизнул собственную кровь, из-за чего стал трансформироваться ещё сильнее и быстрее.

+2

9

- Британия мертва, - сухо бросил Утер в ответ на надменные слова Узурпатора. - А ты слишком много болтаешь для мертвеца.
Голос Избранника Кометы по-прежнему был спокоен или даже невыразителен, будто сказанное ничего для не значило. Так и должно было быть - погружаясь в сражение Утер обычно переставал обращать внимания на боль, как телесную, так и душевную. Когда гремело оружие, его личность будто бы исчезала, растворяясь в сочетании ярости и расчета.
Но не в этот раз. Сэйбер не мог понять, в чем было дело - его сердце неистово билось, гоняя вскипающую кровь по всем жилам, разум же покрылся льдом, превратившись в сложную машину, безостановочно рассчитывающий течение боя, но несмотря на это, желанный покой так и не приходил. Битва не принесла ему облегчения...
Это сделали страдания Вортигерна.
В то мгновение, когда Кларен разрезал кожистое крыло Узурпатора, и его уродливое лицо исказила гримаса боли, невидимый демон, истязавший душу Пендрагона, на мгновение вытащил свои когти из нее. Это cлучилось настолько внезапно, что он оказался полностью захвачен врасплох, и почти не обратил внимания на то, что братец схватил его за горло, и использовал чтобы сокрушить несколько опор американских горок.
Лишившись них, гигантская конструкция начала издавать противный скрежет и шататься. Все еще не восстановившись полностью, Утер сумел обратить на это внимание, и схватился за одну из целых опор, и опустился на землю.
- Если здесь и замешана судьба, - произнес он, усмехаясь словно пьяный. - То она на моей стороне. Ведь я наконец могу довести начатое до конца.
Кларент взметнулся в воздух, и одним ударом перерубил еще несколько поддерживающих столбов. Оставшиеся не смогли выдержать своего веса, и целая секция горок обрушилась вниз - прямиком на Вортигерна. Это не могло убить Узурпатора, но сейчас Утеру это и было не нужно.
- Кларент, - произнес он, и его голос слился с грохотом падения.
Освобожденная сила меча наполнила Пендрагона новой силой. Он стремительно ринулся к тому месту, где стоял его враг, и когда его изменявшиеся тело показалось из-под обломков, он немедленно вонзил в него свой меч - раз, другой, третий, стремясь не сколько забрать жизнь, сколько изувечить мерзкую тварь...

+2

10

«Британия мертва?», – словно эхо раздалось у него в мозгу, – «Да как это ничтожество позволяет себе говорить столь кощунственные слова?!» Хотя Вортигерн  отдавал себе отчёт, что частично его злобный враг был, конечно, прав. Та эпоха, тот мир и то государство канули в лету навсегда. Если и что-то осталось, то это было уже совсем не то, что являлось привычно и преемственно натуре короля-дракона. Неприятели, превратности судьбы и неумолимый бег времени не пощадили королевство Вортигерна. Так стоит ли прилагать титанические усилия и бороться за фантом, которого уже больше нет? Возможно, было бы лучше исчезнуть вместе с ним, сдавшись на милость победителей, то есть попросту погибнуть. Может быть, может, быть… Только кому-нибудь другому, но не ему! Пока существует сам Вортигерн, существует и Британия его времени. Он её олицетворение, он никому не позволит разрушить остров своей мечты. И сотрёт все преграды на своём пути, и восстанет из пепла хоть миллион раз, если это понадобится. В конце концов, величие страны обязывает его соответствовать статусу. Тёмный воин закипал неистовым гневом. Ничтожная букашка зашла слишком далеко, затронув то, что было ему неподвластно.
– Проклятый глупец, проведший всю жизнь в бесконечных войнах и сгинувший, подобно опавшему листу на осеннем ветре, не тебе судить о том, чего не понимаешь! Я покараю тебя за твой недостойный язык, за твои глумливые речи и особенно за то, что ты решил противостоять мне!
Однако в этот самый момент ужасный грохот и скрежет раздался в нескольких десятках метров над головой рыцаря в чёрных доспехах. Краем глаза он успел уловить едва заметное движение, и всю конструкцию огромного аттракциона сотрясла невероятной силы вибрация, отчего опоры не выдержали и американские горки начали разрушаться, погребая под собой трансформирующегося Вортигерна. Адский шум стоял продолжительное время, после чего его сменила гробовая тишина… Казалось, что всё кончено и Героический Дух короля-дракона покинул этот мир. Как вдруг огромная куча переломанных и искорёженных балок, и металлических секций, словно невесомые пушинки разлетелись в стороны. Два пластинчатых мощных крыла расшвыряли железный мусор, будто это была легковесная бумага. Громадный драконий хвост, подобно бронированной щитковой змее с шелестом и хрустом двигался, мелькая то тут, то там, казалось, что он охватил собой территорию в несколько акров в периметре. Позвоночник выгнулся, выступив вверх, сродни ящеровидному состоянию и единственное, что до сих пор выдавало в воине человеческие черты – это половина лица, всё ещё остававшаяся в прежнем облике. Теперь он воистину походил на гибрид человека и ящера, став доселе невиданным монстроподобным существом. Даже его собственные доспехи слились воедино с кожей, образовав что-то вроде шишковатой и угловатой, шипообразной драконьей чешуи.
Не прошло и пары секунд после окончания превращения, как жестокий и безжалостный враг обрушил на него целый град ударов. Вортигерну удалось парировать большинство из них своим чёрным клинком, однако некоторые всё же смогли достичь своей цели, но, сколько либо серьёзного урона не нанесли.
– Слабо, слабо, слабо! – С язвительной усмешкой на губах, сквозь безудержный хохот прокричал Вортигерн. Между тем его тёмный меч, заметно уступавший оружию Сэйбера, начал разрушаться, грозя вот-вот переломиться пополам. Ибо в искусстве фехтования, как это не прискорбно признавать, оппонент Райдера имел значительное преимущество.
– Эй, Утер, смотри под ноги, не споткнись. – С издёвкой, проявляя ложную заботу, прошипел Узурпатор. Заранее зная, что это предупреждение не возымеет какой-либо эффект. Однако сказанное было произнесено вовсе не на пустом месте, драконий хвост незаметно и ловко обвил ноги неприятеля с такой чудовищной силой, что должен был полностью их обездвижить, дабы свалить врага на землю, а кончиком того же хвоста воин-дракон нанёс удар по глазам, планируя временно ослепить. Приблизившись вплотную к сопернику, Райдер сделал широкий замах мечом, собираясь отсечь ему руку.
– Как же ты будешь сражаться, Сэйбер без руки? – Промолвил он, глядя на противника с наигранным сожалением.

Отредактировано Vortigern (2017-09-09 22:59:12)

+1

11

- Британия мертва, - вновь произнес Утер. - Ее жители преданы мечу и превращены в рабов, города разрушены, земли осквернены. От страны не осталось ничего, и даже память о ней превратилась в досужие байки.
В этот раз, в его словах, не было и намека на усмешку, голос был серьезен, сух и переполнен злостью. Король, Избранный Кометой, утратил контроль над собой - или, по крайней мере, оказался намного ближе к такому состоянию, чем когда-либо в жизни. Владевшее им состояние, было не похоже на привычную боевую ярость, сопровождавшую его всю жизнь - нет, это было нечто темное, злое, безумное... и намного более интенсивное. Мир перед глазами Пендрагона утонул в алом тумане, поле зрения сузилось, так что он мог видеть лишь своего противника, да и то нечетко и размыто, а сознание едва-едва держалось в жестокой хватке черного гнева.
"Должно быть, это и есть ненависть", - думал Сэйбер.
Утеру искренне хотел верить в то, что всё дело было в том, что перед ним стояла первопричина всех бед, которые преследовали его всю жизнь - узурпатор, убивший брата, предатель, распахнувший двери перед саксами, трус, погубивший Камелот. И что встретившись с каким-нибудь другим болезненным призраком прошлого, он сумеет удержать в себя в руках и не поддаться безумию (ну, кроме одного - и для такого случая испытываемой сейчас злобы было недостаточно). Но...
-И всё это твоя вина! - взревел король, перекрывая даже собственные мысли.
И чтобы не пожирало сознание Избранника Кометы, оно не смогло притупить его силу. Даже наоборот - боевое безумие раскрыло некие тайные резервы, позволив Утеру превзойти свои прежние ограничения. И именно это позволило ему отреагировать на движения Вортигерна.
- Давай лучше посмотрим, - произнес он, перехватывая хвост Вортигерна за мгновение до того, как он успел коснуться его лица. - Как ты обойдешься без этого!
Одновременно с этим, Утер резко подался назад (подобное действие могло лишить его равновесия, но этого не произошло - из-за зафиксированных ног), а затем, словно детская игрушка дернулся вперед. Свободной рукой он взмахнул мечом, рассекая тугие кольца, удерживавшие его на месте.
- Хе-хе-хе! Сможешь отрастить? - издевательски спросил он, потрясая куском плоти - прежде, чем тот успел истаять. - Я слышал, что вы, ящерицы на это способны.

Отредактировано Uther Pendragon (2017-09-16 00:36:42)

+2

12

Неистовое бешенство охватило Вортигерна, едва он услышал очередную реплику своего ненавистного брата.
«Обвинять меня во всём том, что сталось с любимой страной?! Да как у него вообще язык поворачивается?!»
– Не я виной тому, что произошло с Британией, а ты Утер и твой проклятый сын! Ты положил начало, а он завершил дело гибели великого государства! А теперь ты как подлый трус и мерзавец перекладываешь вину на других, обвиняя добродетельных из добродетельнейших в самых ужасных грехах. Сам подумай, как мог я, являясь олицетворением острова, причинить ему вред?! Поэтому все, что ты говоришь, это полная чушь, ахинея и ересь! – Закончив свою гневную филиппику, Вортигерн уже собирался расправиться с недостойным противником, как вдруг тот сделал внезапный выпад с весьма плачевными для короля-дракона последствиями.
Тот самый кончик хвоста, которым тёмный рыцарь намеривался ослепить Утера, был безжалостно отсечён и находился в руках у врага, как глумливое напоминание о неудавшемся манёвре. Более того, тугие кольца драконьего хвоста, коими Вортигерн сковывал ноги короля Избранного Кометой, тоже оказались сильно повреждены, а именно распластованы до самых сухожилий.
Сильнейшая боль вкупе с тяжёлыми душевными переживаниями буквально свели Узурпатора с ума. Превратившись в подобие адской бестии, он начал метаться из стороны в сторону, круша всё на своём пути, посредством могучих крыльев с когтями на концах, гигантского повреждённого хвоста и собственного меча. Безудержная ярость бушевала в его жилах, всё что он хотел в этот момент – превратить округу в пыль, руины и прах.
Некогда забавный и красивый парк аттракционов предстал сродни постапокалиптическому зрелищу, тут и там торчали лишь изуродованные обломки, остатки прежних сооружений и конструкций. Но и всего этого было мало, ему – Вортигерну посмели нанести оскорбление, причинили раны и поэтому обидчик должен обязательно погибнуть!
Резко подавшись вперёд, тиран скрестил свой чёрный клинок с Кларентом Утера. Используя чудовищную силу, Райдер стал вопреки логике и здравому смыслу превозмогать Сэйбера. Применяя покалеченный хвост, он мощнейшими ударами избивал противника, заставляя того прижаться к ближайшей стене. Затем коварный правитель Британии неожиданно воспользовался острейшими кинжалообразными шипами на сгибах крыльев и пронзил ими руки неприятеля, пригвождая к бетонной поверхности, тем самым разводя их в стороны. А дланью покрытой драконьей чешуёй-бронёй железной хваткой сдавил его физиономию.
– По-твоему я чудовище только потому, что хотел спасти собственную страну, так ты считаешь?! – Надменно произнёс Вортигерн и, не дожидаясь ответа, огромными как у хищного зверя клыками вырвал кусок плоти из шеи врага, при этом перепачкав своё лицо в струящейся алой крови, отчего стал похож на гротескного страшного монстра-вампира.

+1


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Личные эпизоды » Reign of Fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC