Fate/Labyrinth of Worlds

Объявление

После окончания Пятой Войны в Фуюки, система Высшего Грааля была демонтирована, как и настаивал на том Вэйвер Вельвет вместе со своей ученицей, однако вместо запланированного уничтожения, Ассоциация Магов приняла решение сохранить её, как потенциальный объект для исследований в будущем.
ПРОВЕРКА АНКЕТ:


Мастеринг - активный, сложность - высокая. Присутствует срок на написание игрового поста.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Архив Эпизодов » Fragarach


Fragarach

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дата и время: 9 августа, 16:30

Место действия: Дом Базетт

Участники: Bazett Fraga McRemitz, Cu Chulainn

Краткое описание: В конечном итоге день выдался трудным - Базетт возвращается в свое временное жилище лишь ближе к вечеру. Пока у нее есть немного времени на сон, важно восстановить силы, но прежде - проговорить с призванным героем то, что нельзя оставить без обсуждения.

0

2

Усталость превратила мир вокруг в набор шорохов и смутных ощущений.

Тубус с Фрагарахом опустился на кресло, и сталь тихо прошелестела о мягкую обивку. Следом – громче, скрипом пуговиц и глухим падением – пиджак о пол. Мысль о том, что Лансера следовало попросить остаться за дверью, пришла запоздало.

Не смотри, – мысль тихая и изможденная, как и сама Базетт. У нее наконец-то появилась возможность сменить одежду на целую, и ошметки рубашки, порванной мечом Арчера и заботой Лансера, полетели вслед за пиджаком. Опустив лицо, Базетт вновь изучила место ранения, провела пальцами по правой груди. Древняя магия не оставила на теле и шрама, но одному лишь герою известно, сколько у него на это ушло энергии.

Она действительно благодарна: за спасение и поддержку, за беззаботное "не беспокойся". Базетт торопливо раскрыла шкаф, пряча за суетливым поиском свежей рубашки собственное смущение. Немного мятую, но чистую одежду она сжала в руках, задумавшись над необходимостью принятия душа. Со стороны, вероятно, могло показаться, что Базетт впала в ступор – или попросту уснула на ходу.

Мысли же ее бежали дальше. Сегодня все обошлось, но будет ли мирным следующий патруль? Не обнаружится ли бежавший Слуга, учинивший бойню? Не найдется ли кто-то достаточно сильный и амбициозный, с кем придется сражаться в полную силу? Схватка с Арчером показала ей, насколько она слаба в сравнении с реальными Слугами, но он так и не представил ей возможности применить сильнейшее ее оружие. Фрагарах способен победить любую Героическую Душу, какой бы сильной она ни оказалась. Сложность лишь в том, чтобы дожить до возможности применить Меч Бога Войны.

С Лансером эта сложность не должна была ее тревожить.

Базетт вышла из своего транса, параллельно с серьезными размышлениями о Войне и тактике все-таки приняв твердое решение помыться прямо сейчас. Через несколько часов, когда она проснется и вновь отправится патрулировать территорию искусственного города, у нее не будет времени на что-то подобное.

Нам следует обсудить тактику боя, – все так же мысленно сообщила она Лансеру результаты своих измышлений. – Я не смогу просто стоять в стороне, пока ты сражаешься.

Хотя и лишних трудностей она ему создавать тоже не хотела бы. Обоюдоострое лезвие благих намерений равно жалило и привычкой самой бороться до победного, и пониманием, что Слугам она не ровня. Не применять Фрагарах, впрочем, было бы так же недальновидно и кощунственно, как и тратить его попусту. Особенно теперь, когда локализовать конфликтную точку, ограничившись победой над несколькими выжившими Слугами, не удалось. Это значит, что впереди их ждет куда больше поединков, чем она могла предположить изначально. Подготовленный заблаговременно боезапас на это раз показался ей ужасающе маленьким.

У меня есть оружие. Небесный Фантазм, – пояснила Базетт, выкручивая краны в ванной. Комната наполнилась горячим паром, а зеркало моментально запотело, скрыв молочной пеленой отражение потрепанной, но все еще упрямо живой женщины. Вопреки всему – все еще живой.

+4

3

Пожалуй, материализовавшемуся после слов Мастера Лансеру многие бы захотели ударить по лицу со словами "чего такой довольный", уж очень беззаботно и весело выглядел Слуга. не найдя для себя места, Кухулин просто привычно прислонился к ближайшей стене и повернул голову в сторону - просьба Базетт не осталась проигнорированной. пусть герой ничего и не ответил. По одному его виду можно было легко сказать, сколько удовольствия он получал от сложившейся ситуации. Наверное, даже трудно было определить что же служит причиной такого настроения: зрелище которое он молча наблюдал минутой ранее или же вид девушки после того как оно осознала, что находится в комнате не одна. Хотя, на вкус Лансера, такая милашка могла бы смущаться чуть чаще. Впрочем, ведь они встретились только сегодня. Пожалуй, у него еще было время узнать ее получше.

Пока Базетт была занята собственными делами, шурша вещами, Кухулин просто бесцельно водил взглядом по потолку, полностью очистив голову от мыслей - раз уж нашлось время, чтобы отдохнуть, то стоило этим воспользоваться. А уж отлынивать героя учить не было необходимости. В отличии от его Мастера. Копейщик уже успел отметить чрезмерную серьезность и ответственность волшебницы. Оставалось надеяться, что к собственному отдыху она подходит с таким же рвением.

- Нам следует обсудить тактику боя.

Или нет. Лансер хмыкнул, смеясь своим мыслям. Похоже, ему досталась настоящая трудоголичка. Стоит ли сейчас этим заняться или понаблюдать еще? Пожалуй, раз он пока не может сказать наверняка, то лучше понаблюдает. Слуга промолчал, ожидая дальнейших мыслей волшебницы, она, однако, решила, вместо этого пройти в другую комнату. Впрочем, оттуда Кухулин снова услышал ее. Ментальная связь была удобной, однако, Кухулин все же предпочел бы разговаривать вслух, именно поэтому все же произнес:

- Твой дом не слишком большой, если мы будем говорить, то все будет прекрасно слышно, - казалось, в конце предложения Лансер даже фыркнул.

И он действительно счел способ общения более важной вещью, чем информация полученная от Мастера. Небесный Фантазм. Главное оружие героических душ, кристаллизация легенд о них. Разумеется, различное оружие в руках героя в итоге приобретало волшебные свойства, чтобы послужить своему хозяину и в качестве фантазма, если ему суждено будет быть призванным в качестве Слуги. На самом деле Лансер задумался об этом сразу - если Базетт не врала, а герой был в этом уверен, то это значило, что ее семья была связана с каким-то героем. Чего ж она его не  призвала? Она говорила, что  ее родиной была Ирландия. Возможно, этот герой был куда менее знаменитым, чем Кухулин. Лансер не переоценивал себя, но прекрасно осознавал, какое место его деяния занимали в мифологии его родной страны. Не особо стремясь развивать эту мысль - в конце концов, какая разница, что двигало ей, раз он уже здесь - герой все же заговорил.

- Я не сомневаюсь в твоей силе, Мастер, но ты должна была сделать вывод из предыдущей схватки со Слугой. Даже если в твоих руках грозное оружие, пока Слуга превосходит человека во всем, тебе не удастся его применить. Может, оставишь Слуг на меня? Сражаться будет намного удобнее, зная, что мой тыл надежно прикрыт.

+4

4

Странное желание для Слуги - говорить вслух. Базетт находила мыслеречь куда более удобной, да и через шум воды, признаться, Лансера было слышно не так уж и хорошо, как он думал. Спорить она не стала, только уменьшила напор в кране, чтобы вода бежала тише.

Интересно, такой выбор - это привычка, оставшаяся с прижизненного опыта, или желание почувствовать себя более живым? В любом из этих вариантов Базетт считала нужным поддержать это желание Героической Души. По крайней мере, до тех пор, пока это не грозит им какими-то проблемами.

Правда, было одно но - квартиру ей предоставила Ассоциация, и кто знает, какими механизмами они могли пожелать контролировать ее? За время ее сна технологический прогресс шагнул далеко вперед, и маги уже не брезговали пользоваться различными новинками, щедро снабжая их магическими формулами. С другой стороны, в этом измерении так мало тех, кто действительно что-то решает в Ассоциации, а если ее желание исполнится - не останется никаких доказательств ее крамольных помыслов. Быть может не останется даже самой Базетт Фраги МакРемитц - и судить будет некого, лишь проклинать в веках. И это она как-нибудь перетерпит.

- Верно, Лансер, - стянув с себя оставшуюся одежду и неторопливо уложив ее - предельно аккуратно, в противовес брошенным ранее на пол пиджаку и рубашке - Базетт еще раз проверила температуру воды и перебралась в ванную, обжигая с непривычки молочно бледные ступни набежавшей водой. Зашипела лейка душа, и женщина прижала ее к груди - так было тише, и не возникало желания говорить громче, чем необходимо. - Я действительно не могу сдерживать напор Слуг, и переоценить свои возможности было моей ошибкой.

Она взяла небольшую паузу, уйдя с головой под теплые струи, уносящие стремительным потоком тяжесть прошедшего дня, но не усталость. И все-таки это немного расслабляло. Подвесив душевую лейку за специальный держатель, Базетт освободила руки, и спустя время заговорила, рискуя глотнуть горячей воды и ароматной пены с намыленных волос.

- Однако мой Небесный Фантазм бесполезен против современных магов. Мое оружие - Фрагарах, Меч Бога Войны, и наибольшей силы он достигает лишь в ответ на сильнейший удар противника. Ни один маг не нанесет удара, достойного контратаки Фрагарахом, а выдержать атаки Слуг и спровоцировать на применение их Фантазмов я не способна.

И это болезненно горько. Базетт сжала кулаки, следя за грязновато-бурой водой, вперемешку с пушистой пеной убегающей в слив.

- Я не намерена снова рисковать, ввязываясь в бой, в котором не имею возможности, победить, - что уж там, даже выжить. - Но не использовать мою силу было бы глупо.

Вывод напрашивался сам собой, но прямолинейная Базетт и не думала оставлять намеками то, что можно приговорить чётко. Промыв глаза, она уставилась на дверь, за которой остался Кухулин. Точно ли слушает?

- Я не стану мешать тебе в битвах со Слугами и справлюсь с их Мастерами своими силами, но в критической ситуации я не останусь в стороне.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-08-18 17:02:21)

+3

5

Взгляд героя остановился на прикрытой двери в тот момент, когда он услышал шум льющейся воды. На какой-то момент в голове копейщика промелькнула мысль пренебречь словами Мастера и появиться в ванной комнате. Пожалуй, было бы весело посмотреть на реакцию такой серьезной девушки при подобном раскладе, однако, мужчина одернул себя, подняв голову к верху и снова начав разглядывать потолок. Оно того не стоило, даже с учетом того, что перед ним мог бы открыться занимательный вид. В конце концов, именно на таких мелочах и строилось доверие.

Кухулин промолчал, получив ответ. Да, возможно Базетт действительно понимала, что простому человеку, пусть он трижды будет сильнейшим волшебником, в обычных ситуациях ни за что не справится даже со средним Слугой - а несмотря на всю силу и умения Арчера, он определенно не был одним из сильнейших. И все равно, волшебница рвалась в бой. Что же, Лансер никогда не считал себя чем-то вроде няньки для запутавшегося Мастера, он так же и не ощущал себя защитником и телохранителем, совершенно справедливо считая, что подобное отношение будет скорее неуважением к человеку призвавшему героя. Она была взрослой, и раз уж решила сражаться до конца даже, несмотря на предупреждение героической души, то для него все просто, достаточно было ответить на один вопрос - когда выступаем?

Впрочем, стоило отметить, у нее действительно были причины для уверенности. Фрагарах, значит. Говорили, что этот волшебный меч принадлежал его отцу - богу света Лугу, которого так же почитали как бога войны. По преданиям, он совершил множество подвигов, сразив невиданное количество противников, и одним из его орудий как раз и был именно этот меч. Даже удивительно - в его время, да и, по всей видимости, после, такой мощный клинок не мог использовать ни один из героев. Фрагарах продолжал оставаться оружием используемым богами для кары, однако теперь, спустя столько времени, когда боги уже покинули этот мир, когда волшебство и человечество поразительно ослабели, когда люди потеряли способность становиться героями, в мире появился тот, кто способен использовать божественное оружие. Небесный Фантазм.

«А ты не так проста, да, Мастер»

Подобный артефакт определенно не стоило оставлять без присмотра, поэтому теперь герой понимал, почему Базетт так рвалась в башню сразу как очнулась. Все-таки, сила благородного фантазма действительно была слишком великой - нельзя было, чтобы его заполучил кто-либо еще.  Конечно, мужчине было интересно, каким же образом она могла получить себе оружие богов, и более того – каким образом она могла его активировать, но Сетанта решил, что вопросы, требующие решения важнее его любопытства.

- Знаешь, я привык сражаться один, - сказал Кухулин, и его голос словно стал серьезней. Когда-то он мог надеяться только на Ллойга - возницу, который верно служил герою до самой смерти, и тем не менее, Сетанта привык вступать в битву с противником в одиночку. Целых семь лет он в одиночку противостоял бесчисленной армии королевы Медб, выживая и побеждая в битвах, словно преодолевая все ловушки и обман. Да, пожалуй, в тот момент Лансер был бы рад какой-либо поддержке. Возможно, даже детям отдавшим свои жизни защищая спящего Кухулина не пришлось бы умирать. Кто знает? Копейщик не был тем, кто грустит и жалеет о прошлом, абсолютно не жалея ни об одном из своих решений, и все же, - но, думаю, не так уж и плохо, если кто-то прикроет меня, если все пойдет не очень хорошо. Только не лезь на рожон - в Слуге не будет смысла, если его Мастер будет мертв. Да и мне будет грустно, если из-за меня мир потеряет одну красавицу.

Последние слова были произнесены  в свойственной Лансеру легкомысленной манере. На самом деле Кухулин не приветствовал вмешательство в его сражения - но пока герой решил не спорить с девушкой. Наверное, это была одна из его слабостей - он никогда не мог отказать решительным женщинам. Возможно, если бы Эмер была настойчивей, то в жизни героя многое могло бы пойти совершенно по-другому, и встретил бы он смерть в другом месте и другим способом. Разумеется, сам Кухулин даже не задумывался о подобной возможности.

Вместо этого снова посмотрел в сторону прикрытой двери и спросил:

- Ты говорила, что собираешься спасти как можно больше магов. И как ты думаешь это провернуть? Судя по всему, большинство выживших волшебников поспешат призвать себе Слуг и вряд ли захотят сотрудничать.

+3

6

Хорошо, –пробормотала Базетт, опуская лицо. Вопросы жизни и смерти – сложные, и говорить об этом она ни с кем не готова. Даже с героем, к которому расположена всей душой. Особенно с героем, который уже терял своего Мастера.

Было ли ему тогда грустно?..

Я буду осмотрительна, Лансер, – уже громче проговорила Базетт, сообразив, что ее первый ответ едва ли можно было расслышать за шумом воды. И только тогда до сознания дошел брошенный вскользь комплимент. Совершенно неоправданный и неуместный, потому что МакРемитц не слепая и не идиотка, и вполне способна сравнить свое отражение с многочисленными примерами ухоженных и женственных волшебниц.

Щеки, впрочем, налились румянцем, а всякое недовольство было проглочено. Еще не хватало спорить с Героической душой о понятиях красоты и женского обаяния, – убеждала себя чересчур серьезная Базетт, старательно пряча от самой себя досадную правду: такое внимание ей приятно.

Базетт запрокинула голову назад. Мокрые волосы облепили шею, а вода побежала по плечам. Кухулин и в первый призыв приводил ее в замешательства удивительной способностью брать разгон от абсолютной безответственности до чрезвычайной серьезности в рамках одной реплики. Иногда она думала о том, мог ли оказаться ее герой иным, но личное знакомство наложило свой отпечаток: вспоминая слова старой сказки, Базетт теперь неизменно представляла именно этот беззаботный образ, и уже сомневалась, что кто-то с более тяжелыми взглядами на жизнь смог бы повторить подвиги Кухулина.

Иными словами, он таков, каков есть, и если сражаться в данный момент ему не с кем, то подтрунивать над мастером – обычное дело для легкомысленной Героической души. Эта мысль помогла унять смущение.

Вопрос Лансера, признаться, беспокоил Базетт в изрядной степени. Даже не будучи знатоком чужих душ, она прекрасно осознавала, насколько амбициозными и беспощадными бывают маги. Сколь много было в Ассоциации готовых идти по головам – а за ее пределами подобных им было еще больше. Ей доводилось устранять лишь тех, кто сходил с ума в своих стремлениях и переступал черту, – и без работы Базетт Фрага МакРемитц никогда не сидела.

Как много подобных попало на эксперимент – она не знала. Немало. Возможно, все – ведь отбор проходили лишь самые стойкие, убедившие дотошную комиссию в своей готовности рисковать и идти в этом риске до конца, каким бы тот ни оказался.

Ты прав, – задумчиво протянула она и вновь замолчала.

Базетт медлила с ответом. Неторопливо выключила воду – на все водные процедуры не ушло и шести минут – обернулась большим полотенцем, а маленьким растрепала волосы, активно выгоняя из них влагу. Благо, Лансер ее не торопил. Полторы минуты условной тишины и копошения в ванной.

Переступив порог комнаты, Базетт наконец заговорила – на пути к шкафу.

Я не надеюсь, что удастся всех убедить разойтись мирно. Это невозможно. Но каждому мы должны дать шанс передумать, – изъяв с полки длинную сорочку мужского фасона, Базетт шустро натянула ее прямо поверх полотенца.

К несчастью или нет, она не настолько наивна, чтобы верить, что сможет спасти каждого. Быть может, раньше – но что толку думать о том, как было раньше. Только сердце чуть сжимает тоской по тем идеалам, ради которых она пошла в Ассоциацию. Мир за пределами поместья Фрага оказался более жестоким, чем она была ожидала.

Поэтому не думаю, что тебе придется долго сидеть без дела. Одолеть вражеского Слугу – первоочередная цель. Тех, кто не захочет искать мирное решение, придется убеждать силой.

Накинув мокрое полотенце на дверцу шкафа и благополучно справившись с пуговицами, Базетт обернулась к Лансеру. Тот даже не шелохнулся – и взгляд его был направлен в сторону. Она искренне благодарна ему за это уважительное отношение, хотя и не знает, как выразить это словами.

Я не хочу убивать магов без необходимости. Но если кто-то решит предать нас или не согласится сотрудничать – я не буду сомневаться в решении, – глухо проговорила она. В алых глазах Кухулина плещется кровь его врагов, и ей кажется, что ей самой предстоит окунуться с головой. Возможно ли выйти чистой из подобного эксперимента?.. Базетт не планировала даже пытаться.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-08-30 12:09:13)

+3

7

Она медлила, впрочем, и сам Лансер не торопил ее с ответом - уж слишком трудновыполнимой была цель поставленная волшебницей. Она и сама должна была это понимать. Война Святого Грааля - любой решивший принять участие в этом отвратительном мероприятии должен был желать чего-то. Желать настолько сильно, что Святой Грааль решит дать магу командные заклинания. Пусть в этом времени никто не планировал воевать, они все равно должны были искать отчаявшихся глупцов, которых Грааль сочтет достойными. Кухулин злорадно усмехнулся - волшебникам все же не удалось обмануть мироздание, а кровавая жатва, устроенная в той башне возвестила о начале новой войны. Действительно, прекрасная иллюстрация истинного вида ритуала - в нем никогда не было никакого благородства.

Герой бросил взгляд на звук открывающейся двери, но спустя секунду вернулся за просмотр очень занимательного пейзажа за окном. Притягательно - да, возбуждающе? Конечно. И тем не менее, Лансер не будет делать ничего. Он уже давно не подросток ждущий от женщин только одной награды за свои подвиги. Сейчас же копейщик прекрасно понимал, что даже его взгляд может поставить волшебницу в неудобное положение. За прошедшие века в мире многое изменилось, больше нельзя было попросить у кого-нибудь накормить тебя и ждать, что это будет безвозмездно.

- Значит, ты не рассчитываешь спасти всех?

После заявления Базетт, в голове Слуги мелькали мысли о наивности Мастера и ее стремлений, но теперь Гончая Кулана понимал, что его Мастер не наивная девушка с несбыточной мечтой о всеобщем благополучии. Каждый решивший призывать Слугу должен был поставить все на своего героя. Он должен понимать, что их ждут сражения, и мало кто из них мыслит как волшебница призвавшая Кухулина. В конце концов, даже если уничтожить Слугу, у его Мастера останется еще два командных заклинания для повторного ритуала. Наверное, многим было ясно, что легче всего уничтожить волшебника и решить проблему раз и навсегда. С другой стороны, Мастер, оставшийся без Слуги будет прекрасной легкой целью для остальных. Наверное, в таком варианте волшебники могли согласиться на сотрудничество. Впрочем, вряд ли Базетт захочет отнимать у других их символы Мастеров, да и самому копейщику подобный план был, мягко говоря, отвратительным.

- Хах, ты или с нами или труп? Не слишком ли жестоко, Мастер? - в который раз в голосе мужчине прозвучала насмешка. На самом деле ему было наплевать на то, что ему придется поубивать всех неугодных -  в этом измерении не было никаких непричастных к войне мирных жителей, - но разве можно было упустить возможность подтрунить Мастера, который хочет спасти всех, и в то же время думает о том, что лучше умерщвлять всех несогласных на сотрудничество. Впрочем, он все еще мог немного повеселиться после этого. Да и интересно, как она отреагирует на подобное предложение? Все-таки, Кухулин не удержался и произнес в легком тоне, словно его слова были чем-то рядовым для героя.

- Если пожелаешь, я могу просто вырезать их командные заклинания.

+4

8

- Если возникнет необходимость, я сделаю это сама, - угрюмо и невероятно серьезно ответила она. Проговорила - и отвела взгляд. Ей не по душе такие поступки и даже мысль о подобном решении вызывает отторжение. Но умом Базетт понимала, что необходимость такая возникнуть может.

Она сжала левую ладонь в кулак, и острой искрой отдало в плечо. Даже не поморщилась: боль - привычное свидетельство жизни.

В конце концов, даже без руки она, эта жизнь, продолжается.

- Я уже принимала участие в Войне Святого Грааля, - в некотором смысле, даже не в одной. - И знаю, на что способны люди... и герои.

Признание вышло скомканным и сжатым. Базетт хотелось поделиться этим, объяснить, почему подобный подход - единственный приемлемый для нее в такой ситуации. И в то же время, говорить об этом - ворошить старые раны, рискуя на очередном шагу оступиться, рассказать лишнего. Эта недосказанность осталась между ней и Кухулином, превращая героя в просто Лансера - Слугу, раскрыться перед которым оказалось трудно.

Хорошо, что ему едва ли есть дело до сонма ее внутренних демонов.

- Иные маги не побрезгуют интригами и предательством, - в голосе Базетт прозвучало напряжение. Она ясно помнила теплый взгляд Кирея, его веру в ее силы, его слова поддержки и собственное доверие, на контрасте с магами Ассоциации показавшееся абсолютным. И помнила, что в его глазах не было ни сожаления, ни вины, когда умирающая женщина рухнула к его ногам.

Тогда ей казалось, что потерять руку было больно. Время не стерло этого из памяти, но затмило тысячами других примеров.

Сама Базетт - прямая и строгая, как легендарное копье Кухулина, - не только не считала подлость допустимой для себя, но и вовсе не была на нее способна. Такая война ей не по силам, и единственная возможность не повторить прошлых ошибок - не верить никому.
И не прощать.

- Каждый маг, не желающий мирного решения, унесет жизни многих других, - взгляды Мастера и Слуги снова пересеклись. Базетт не оправдывалась, но действительно хотела, чтобы он понял и принял ее позицию, не осуждал за нее. Волшебнице хватит собственных мук совести, а держать лицо перед любым, кто посмеет задать тот же вопрос, будет проще, имея за спиной надежную поддержку. - Я выбираю меньшее зло.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-09-25 15:47:12)

+4

9

Насмешливая кривая ухмылка осталась на лице Лансера, однако, взгляд Слуги изменился. Стал более заинтересованный, более цепким. Его слова явно задели что-то в душе волшебницы. Произвели совершенно не тот эффект, на который он рассчитывал. Как интересно. А если он продолжит эту тему? Что же она еще ему поведает? Впрочем, долго размышлять о глубинах подсознания Мастера не пришлось - она сама заговорила о причинах. Бывшая участница войны на Святой Грааль - вот оно как. Кухулин бросил взгляд на левую руку девушки. Раньше он не придавал значение искусственной руке собственного Мастера, справедливо полагая, что сражение с Арчером было не первым боем в жизни Базетт. Мало ли когда она умудрилась потерять руку - в конце концов. это было не его дело, тем более когда это совершенно не мешало делу. Теперь же, Гончая Кулана по-другому посмотрел на девушку стоящую перед ним в девушку.

Лансер не слишком хорошо разбирался в этих хитросплетенных планах и формулах волшебников, однако даже ему было понятно, что подобное волшебство не может быть использовано без огромного числа ресурсов и магической энергии. Вряд ли у магов этого времени так много возможностей для подобных войн. Значит, она потеряла руку именно тогда? Разумеется, первый призыв о котором до этого рассказала был не в счет - та бойня устроенная волшебниками вряд ли можно было бы называть великой войной.

- Ммм, ты знаешь, чего ожидать от будущей войны, это отлично...- ее можно было расспросить. Поинтересоваться, чего же она делает здесь, раз уже переживала подобное, однако, Кухулин почему-то думал, что ответ очевиден, и втекал он из ее планов - спасти как можно больше людей. Хах. Возможно, Базетт даже предполагала, что может произойти нечто подобное. Может быть даже пыталась кого-то предупредить, вот только зная множество магов, Гончая Кулана готов был поспорить, что если такое все же случилось, от нее отмахнулись со словами. что все контролируют. Да уж, за то недолгое время прошедшее после призыва, Кухулин уже был уверен, что самомнение волшебников не уменьшилось. В отличии от их возможностей и силы, хах.

- Но, Мастер, я не слепой. Тебя что-то беспокоит. Что-то, что случилось во время прошлого участия в войне.

Он не спрашивал, он утверждал. Герой скрестил руки на груди. показывая, что готов слушать. Она с самого начала вела себя странно, и порой это контрастировала с тем, как она показывала себя на людях. Железная леди со стальной волей. Поначалу, Кухулин решил, что не будет придавать этому какое-либо значение. Но раз это касалось войны за святой Грааль, то это меняло дело. Копейщик признавал решимость Мастера, ее силу и храбрость, однако, любая слабость в этой войне может стоить жизни. А мужчина действительно не хотел видеть стоящую напротив него девушку мертвой. И дело было не только в том. что от нее зависело его существование.

- Ты расскажешь мне.

+2

10

Изменения в настроении Слуги Базетт заметила слишком поздно - изменился и взгляд Лансера, и тон. Герой не спрашивал - он ставил перед фактом, почти приказывал, демонстрируя во всей красе истинно мужскую, доминантную натуру. Изменилась и его аура - если прежде Базетт ощущала Кухулина лениво дремлющим зверем, то теперь кровожадный взгляд был направлен на нее, и впору было ждать стремительного прыжка грациозного и опасного хищника.

Базетт нахмурилась. Все в ней противилось этому давлению, и даже не желай она скрывать от Лансера подробностей произошедшего в Пятую Войну и после нее, ей все равно пришлось бы сделать над собой усилие, чтобы продолжить беседу в должной степени откровенности.

Похоже, лгунья из нее настолько паршивая, что даже Кухулин - вечно беспечный и безразличный к незначимым деталям мальчишка - решил задать подобный вопрос. Воспринимать его требовательное утверждение именно так ей немного проще.

- Расскажу. Возможно, - отвернулась она, чтобы расправить постельное белье, сложенное в изголовье дивана. Необходимость отдохнуть - чем не повод прервать неудобный разговор? Но спиной продолжила чувствовать пристальный взгляд Лансера, да и его аура не стала менее давящей. Он ведь не отстанет, так?.. К тому же, своим грубым ответом она могла испортить отношения со Слугой, который, в отличие от нее, не имел к ней подкрепленных совместным прошлым теплых чувств.

Опустившись на застеленный диван, Базетт тяжело вздохнула. Все так же не смотря в глаза Лансеру, она подумала, что знает один верный способ отвертеться от навязчивых неприятных вопросов - проверенный годами и сотнями магов Ассоциации метод! Еще и элементарный до нелепости: просто сказать правду. Получив нужные ответы, люди всегда оставляли МакРемитц в покое.

В этот раз Базетт совсем не уверена, что хотела бы, чтобы Кухулин оставил ее в покое. Но в другом уверена точно: ей не все равно. Метод работал без осечек ровно до тех пор, пока ей было безразлично, что подумает очередной магус.

Застывший у стены Лансер путал все карты, ломал все стандарты и стереотипы. Привычные клише построения взаимоотношений с ним не работали. Ничего с ним не работало так, как Базетт привыкла, и, повторив тяжелый вздох, она все же сменила гнев на милость.

- Меня предали еще до начала Войны. Я лишилась всего, и лишь чудом выжила, - она подняла красноватую левую ладонь, указывая на прямое соответствие между протезом и этой историей. - Это был человек, которому я доверяла сверх меры.

Доверяла, ценила. Возможно, любила?.. Как знать. Голос Базетт дрогнул, и только сейчас она перевела взгляд на Лансера, нехотя и оттого - вновь нахмурившись.

- Пятая Война научила меня, что доверие и сентиментальность - это слабость. И ее цена слишком высока, - снова взяла она себя в руки. Холодный, строгий тон, прячущий ее чувства даже от самой Базетт. Она не просит жалости и не ждет сочувствия - просто сухо подводит итог, словно и не с ней случилось все это, словно ее душу эта история вовсе не трогает. Она не проявит слабости, и на поле боя ее никто и ничто больше не застанет врасплох. А им, этим полем, стал весь искусственный мир с того момента, как прогремел взрыв в Башне.

- Я намерена отдохнуть, - прервала она вечер душещипательных признаний, не отрывая взгляда от багровых глаз. Базетт никак не удавалось понять: недоволен ли ее Слуга, или же, напротив, удовлетворился ее ответом? Она завернулась в простыню, так и не поняв.

+2

11

Пожалуй, он все же недооценил то, насколько волшебнице тяжело говорить о прошедшей войне. Может быть, и не стоило на нее так давить, однако, мужчина никогда не задумывался  о том, что было бы, сделай он иначе.  И уж тем более не был тем, кто останавливается на полпути. Так что тяжелое давление со стороны Слуги продолжилось,  даже когда Мастер явно дала понять, что не желает об этом говорить. Пожалуй, ее желание лечь спать можно было расценивать именно так. Даже Кухулин прерывая разговор, всегда показывал собеседнику спину. Однако, беспечный копейщик мог сказать, что сказанное сейчас было очень важным, и нельзя было прекращать этот разговор подобным образом. Наверное, Базетт тоже это понимала, решив ответить на слова призванного героя.

Лансер молча выслушал признание волшебницы. Значит, он не ошибся - такую реакцию вызвал именно разговор о прошлой войне, скорее нет, разговор о доверии в реалиях войны. Пожалуй, будь копейщик одним из магов решивших принять участие в подобном ритуале, то предпочел бы никому не доверять. Однако, прямолинейная натура его Мастера сыграла с ней злую шутку,  теперь она боится. Это было благоразумно, это было правильно, однако, в таком виде Лансер не мог принять этого. Герой всю жизнь делал то, что сам хотел, и невозможно было сосчитать, сколько ошибок он совершил за двадцать семь лет жизни. Он шел прямиком в ловушки, зная, что его ждет. Даже на свою смерть он вышел, несмотря на все предупреждения. Потому что это было его желанием. Его натурой.

Наверное, его подход к жизни можно назвать беспечным, однако, Кухулин действительно считал, что нет никакой нужды зацикливаться на прошлом. В конце концов, его не изменить. Вряд ли даже чудо Святого Грааля способно на такое. По разумению Лансера, множество Слуг ответили на призыв именно с подобным желанием. Бесполезная трата времени, впрочем, кто он такой, чтоб кого-то судить? Впрочем, в нормальной ситуации копейщик бы просто сказал, что волшебница внесла урок со своей ошибки, однако, ее реакция свидетельствовала об обратно. Прошлое слишком сильно преследовало его Мастера. Наверное. предавший ее человек действительно был кем-то особенным. Пока мужчина размышлял об этом, девушка решила закончить беседу, сказав, что собирается спать. Пожалуй, она была права - Лансер узнал причину ее странного поведения, так что не было нужды продолжать разговор.

- Пф, и всего-то? - вставая произнес герой подтягиваясь вытянув руку к верху, - ты еще жива, а этот тип наверняка давно кормит червей.

Усевшись на пол и прислонившись к ближайшей стене, Слуга как будто тоже решил отдохнуть. В привычном для себя жесте герой закинул руки за голову, создавая импровизированную подушку, Кухулин прикрыл глаза. Слугам не обязательно спать, но ведь ему нужно было чем-то занять себя. Впрочем, он должен был сказать что-нибудь еще. По крайней мере, раз он заставил ее признаться, то в конце концов нужно было подвести какой-нибудь итог.

- Эй, - будучи уверенным в том, что волшебница еще не успела уснуть, Лансер начал говорить не раскрывая глаз и со спокойно интонации, - на этот раз твою спину прикрываю я, так что можешь иногда показать свою слабость. Я уверен, так ты будешь выглядеть еще милее.

+1

12

Всего-то… Действительно, чего она еще ожидала от беспечного героя. В груди предательски кольнуло, словно все это про отсутствие потребности в сочувствии – лишь пустая бравада. Базетт нахмурилась, повела плечом, повернувшись спиной к Лансеру. В одном он прав – Котомине Кирей, оставивший гнойную рану на ее сердце, уже давно мертв. Согласно записям, убит. Предположительно, копьем.

Базетт было приятно думать, что она знает, каким именно.

За спиной – тихие шорохи. Кухулин намерен остаться здесь? Его Мастер не выказала возражений – и даже лицо ее осталось совершенно отрешенным, хотя на сердце скребли кошки. Досадно?.. Обидно?.. В каком-то смысле квиты: она не сказала ему всей правды, а он отнесся к ее словам с должным пренебрежением, – все по-честному. А завтра будет легче, нужно только перетерпеть и уснуть.

Сны не приносят покоя – не ее сны. Но они уносят с собой время, отвлекают ум, переключают внимание. Чем не разновидность покоя?..

Базетт закрыла глаза. Под защитой Кухулина ей не нужно тревожиться за свою жизнь, так что пусть действительно остается рядом, оберегая ее сон. Хоть чувство ответственности – не самое яркое качество Лансера, но своего Мастера он под удар не подставит.

Эй, – окликнул ее Слуга, и Базетт выдала свое внимание чуть дрогнувшими плечами. Что-то еще?

И на это «что-то еще» она невольно покраснела. Улыбка тронула губы, а взгляд потеплел. Даже сердце дрогнуло – а ведь она когда-то думала, что оставила его в своих сновидениях. Похоже, все-таки нет, и очерствевшая за годы душа отзывается ноющей болью на неожиданную теплоту в голосе Кухулина. Она очень хотела бы ему верить. Она очень хотела бы слышать этот ободряющий голос всякий раз, когда ей покажется, что больше не сможет сделать ни единого шага.

Потому что пока он прикрывает ее спину – она все сможет.

a bheith fior

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (2017-11-13 21:50:30)

+3


Вы здесь » Fate/Labyrinth of Worlds » Архив Эпизодов » Fragarach


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC